Il2U.RU ИЛ-2
2010-07-16

герон

Всё относительно. Всё зависит от того, как ты к этому относишься.
Разберём на примере моего любимого пермского дирижаблика. Который на самом деле никакой не дирижаблик-жарбрик-жабик, а просто аэтостат в форме дирижабля.

То есть сразу налицо - обман! В принципе форма могла быть практически любой другой. От классичиской каплевидной (без претензий) до какой-нибудь ерунды, выдающей дурной чувство юмора (дурной вкус, сугубую неоригинальность) создателей. Например, аэростат мог быть в форме чебурашки или пресловутого олимпийскогго мишки (тем более, что делали его несколько лет назад, когда само слово «медведь» не имело прибавившихся вследствие известной причины дополнительных идиотских и совершенно уже дурновкусных (извините!) коннотаций-ассоциаций).
Форма дирижабля для аэростата - тоже вроде бы выпендрёж. Но это как раз и зависит от того, как ты к этой форме отнесёшься. Мне вот, например, эта форма не кажется выпендрёжем. Потому, например, что она родственна самой сути аэростата. Аэростат и дирижабль - это две попытки воздухоплавания. То есть вроде бы тупиковой (малоперспективной, но до сих пор почему-то до конца не вымершей) веточки усилий технического-изобретательского мыслетворчества. Тупиковой из-за её неэффективности (точнее - малой эффективности), в чём-то - опасности в использовании. И аэростаты, и дирижабли, извините меня, слишком красивы, чтобы быть сильно эффективности. Эффективность - она эффективна за счёт своего равнодушия к тому, за счёт чего она эффективна. Эффективность - она свято уверена, что цель оправдывает средства. Скорость перелёта - цель. Адский шум, выхлопные газы и сжигание топлива, производного от крови земли под названием «нефть» (переработка которой ещё и сама по себе отравляет всё вокруг) - то есть то, без чего немыслимы самолёты и вертолёты - это следствие небрезгования какими попало средствами.
В общем, по моим ощущениям люди, придавшие аэростатику форму дирижабля, - романтики. Причем не псевдо, а на самом деле.
Кроме идеи формы, надо сказать, есть ещё подробности воплощения этой формы. То есть то, из чего сделан аэростат - из грязно-белого пластика, насколько я с земли могу разглядеть. Лично у меня это восторга не вызывает.
Но моё в целом положительное отношение к дирижаблику перевешивает отсутствие восторга от материала, из которого он сделан. Для меня важней то, что при солнце он - желтоватый, и это его роднит с Солнцем. И даже когда при пасмурной погоде он совсем не желтоват и не родственен Солнцу - всё равно моя любвь к нему перевешивает то, что он - сер и родственен скорей пасмурности, гязности.
Это - в отношении ФОРМЫ.
Теперь - при СОДЕРЖАНИЕ. То есть - для чего, собс-на, эта штука.
Штука эта - для того, чтобы с высоты примерно птичьего полёта следить за городом. Видеть пробки и нарушителей правил дорожного движения. Теоретически - и других правил - тоже. Вполне представимо, что камеру на дирижабле аэростате могут использовать в случае каких-то общественных беспорядков (типа кишинеуских) для того, чтобы следить не за нарушителями правил дорожного движения, а за нарушителями общественного порядка - в том виде, в каком этот порядок будет угодно и удобно понимать людям, имеющим власть над людьми, запускающими аэростат в недальний космос небо.
(Кстати, и к нарушениям общественного порядка типа кишинеуских можно относиться совершенно по-разному. Можно - с восторгом. Можно - с брезгливостью. Можно - как к сугубой суете, бурлению протоплазмы. Я склонна скорей к последнему. Хотя понимаю и первое, и второе.)
(Было, кстати, и другое: полгода назад аэростат запускали над оврагом, где разбился «Боинг».)
То есть аэростат - это орудие государства. И как любое таковое - это палка о двух концах. То есть она может делать и хорошее, и плохое.
(Строго говоря, любое нечто таково же: любое нечто может толковаться и как благо, и как неблаго. Но по отношению к другим нечтам, не являющимся орудиями государства, это может быть не так очевидно.)
Если для тебя всё, что связано с государством, это зло по определению, то и «ментовской» дирижабль - часть машины подавления и унижения и тебя лично, и всего, что тебе дорого. А если ты не такой радикал или вообще сугубый государственник... ну, тогда - понятно.

Итак, и форма, и содержание могут нами толковаться и так, и эдак. И зависит это, видимо, от того, с чем у нас связано это нечто - дирижабль, или город, или человек, или группа людей.
Желтоватая капелька в небе может быть частью, символом одной из твоих личных сказок - одной из самых пронзительных, мучительных, счастливых, прекрасных сказок.
Кусочек пластика, торчащий где-то наверху, может быть просто частью обрыдшего городского пейзажа. Или даже так: камера на этом пузыре с газом может быть одним из воплощений всегда следящего за тобой Большого Брата, его опять же символом.
Или чем-нибудь ещё.
А чем - это уж как сложится лично у тебя.


 

 

Самое читаемое





 
Copyright © 2010
IL2U.RU