Il2U.RU ИЛ-2
2010-07-16

отжигает на всю катушку:




Реакция адмирала была вполне обоснована, ибо разработанный Р.А. Матросовым корабль представлял собой сильно удлиненный эскадренный миноносец типа «Гавриил» с чрезвычайно мощным для того времени артиллерийским вооружением. Основные проектные ТТЭ: мощность прямодействующих турбин 35200 л.с. при сжигании не более 5,5 кг нефти на 1 мВІ поверхности нагрева котлов, длина по ГВЛ 130, ширина 11,24, средняя осадка при нормальном 2100-тонном водоизмещении 3,45, высота борта в носу 5,65, в корме 3,45 м, скорость 33-34 уз; отношение длины к ширине, таким образом, превышало 11,5, начальная поперечная метацентрическая высота достигала 1,24, продольная 435 м, число тонн на сантиметр осадки – 9,84.

Основные связи корпуса предполагалось делать из стали повышенного сопротивления; для усиления наружной обшивки по всей длине грузовой ватерлинии предусматривался ледовый пояс толщиной 10 мм и шириной 1,5 м. Киль и второй стрингер – водо- и нефтенепроницаемые. Корпус подразделялся на водонепроницаемые отсеки двадцатью главными поперечными переборками. Для улучшения мореходности предусматривался значительный развал носовых шпангоутов, в носу и корме – две балластные цистерны емкостью 103 и 59 т соответственно, что делало возможным изменение дифферента до 1,8 м. Котлотурбинная установка – как у «Гавриила», но с «некоторыми улучшениями на основе предыдущего опыта». В палубе над каждым котельным отделением решили прорезать по два световых люка, котельные вентиляторы сделать без раструбов. Район плавания при нормальном запасе топлива 360 т (полный 615 т) и скорости 25 узлов оговаривался в 1000 миль. Запас котельной воды в носовой и двух бортовых цистернах (во втором котельном отделении) – 55 т, для питания электропотребителей – два турбогенератора по 50 кВт в машинных отделениях, а в надстройке для аварийных случаев – керосино-динамо (15 кВт). Основные устройства и системы – по типу «Гавриила».

Артиллерийское вооружение проектировалось следующим: восемь 130-мм орудий (55 калибров) в диаметральной плоскости, на главных поперечных переборках, две 76,2-мм аэропушки (30 калибров) системы Ф.Ф.Лендера и столько же 7,62-мм пулеметов. Боезапас главного калибра конструктор решил расположить в носовом и двух кормовых погребах (по 250 выстрелов) с двумя элеваторами в каждом, а также в резервном на 100 выстрелов (здесь же и 76,2-мм «противоаэропланные шрапнели»). Выбор артиллерии главного калибра разработчик обосновывал необходимостью «при столкновении с неприятелем в кратчайшие сроки посредством скорострельности нанести миноносцам противника непоправимый урон, а его крейсера заставить отступить под угрозой значительных повреждений».
Цитата монументальная, ничего не скажешь…
Но правды ради от себя замечу, что при всех «плюсах» позаимствованных с лёгких крейсеров типа «Светлана» мощных артиллерийских установок 130-мм калибра, оные имели и заметные «минусы». Так, например, их большой вес заметно ухудшал остойчивость корабля, спроектированного по стандартам относительно малотоннажного, но длинного и узкого эсминца. Вышепомянутая же Матросовым «скорострельность» в нашем случае являлась мнимой. «130-ки» в отличие от стандартных для русских эсминцев типа «Новик» орудий патронного заряжания калибра 102-мм, были орудиями раздельного заряжания, что по определению вело к меньшей скорости заряжания, чем в случае с унитарами. На «Светланах» каждое орудие ГК должно было иметь свой элеватор для подачи боеприпасов, что чисто теоретически позволяло довести при хорошей натренированности комендоров скорострельность до 15 выстрелов в минуту. Эсминец Матросова имел по элеватору на орудие только в носовом плутонге, кормовой же получил 4 элеватора на 6 орудий, что не могло не снизить темп заряжания, а значит и стрельбы… Между тем, 102-мм орудия «Новиков» по паспортным данным выдавали 15 выстрелов в минуту исходя из расчёта 1 элеватор на 3 орудия. При ситуации «1 элеватор – 1 орудие» скорострельность возрастала до 20 выстрелов.

В качестве ПУАО корабль Матросова должен был получить приборы центрального управления стрельбой системы Гейслера, до этого с успехом опробованные на «Новиках» и «Севастополях».

Торпедное вооружение спроектированного эсминца-минзага составляли три трехтрубных 450-мм аппарата, а четвертый мог устанавливаться вместо одного из орудий главного калибра. На верхней палубе проектировались четыре рельсовых пути для размещения 300 мин заграждения образца 1912 г. (при свободном действии артиллерии – только 200). Освещать цели в ночное время предполагалось с помощью двух 60-см прожекторов. Экипаж – 14 офицеров, восемь-девять кондукторов, 220 унтер-офицеров и матросов.

Рассмотрев предложенный проект корабля, ГУК не высказал ни малейших замечаний в отношении остойчивости, манёвренности и прочностных характеристик корабля. Артиллерийский отдел высказал лишь «предложение рекомендательного характера» оставить только 2 «130-ки» в оконечностях, а прочие 6 орудий 130-мм калибра заменить на равное число 102-мм орудий, «как значительно более удобных в обслуживании на низкой и изрядно заливаемой палубе эсминца, более подходящих в плане дешевизны, веса и скорострельности».

Проект Р.А. Матросова подвергся серьёзной критике со стороны ТОЛЬКО механического отдела ГУК. В отзыве от 7 сентября 1917 г. инженер-механик генерал-майор Н.И. Ильин указывал, что пропульсивный коэффициент 0,5 принят необоснованно, так как в прототипе («Гавриил») он меньше. Следовательно, достижение 33-34-узловой скорости при увеличении мощности до 35 000 л.с. представлялось сомнительным; к тому же для получения этой мощности требовалась и большая, чем у «Гавриила», частота вращения гребных винтов, что привело бы к ухудшению их КПД, непроизводительным расходам топлива. Смелое предложение Р.А. Матросова в кратчайшие сроки перепроектировать эсминец под «светлановскую» турбинную установку, рассчитанную на 50000 с гаком «лошадей», но на порядок более громоздкую, тяжёлую и дорогую, понимания и одобрения в ГУКе не нашло…

Итоговое заключение Н.И. Ильина состояло в следующем: применение более тяжелых турбин с меньшим числом оборотов, чем на «Гаврииле», приведет к дальнейшему росту водоизмещения. Решить проблему можно было бы посредством использования турбин с зубчатой передачей и перегретого пара более высоких параметров, но это в России удалось реализовать уже только в советское время на первых сторожевых кораблях типа «Ураган» и лидерах эскадренных миноносцев типа «Ленинград».

Проект Р.А. Матросова страдал и другими очевидными недостатками (главная артиллерия в открытых установках без щитов, возможная (по моим, а не ГУКинским расчётам) малая продольная прочность корпуса), тем не менее, его следует считать интересной попыткой создать легкий многоцелевой быстроходный боевой корабль с мощным артиллерийско-торпедным вооружением (ЦГАВМФ, ф. 418, оп. 1, д. 2111, л. 72-74: д. 2115, л. 26, 32-35; ф. 401, оп. 4, д. 164, л. 2, 14; Григулевич А.А. Паровые турбины и конденсационные установки. М.; Л.: Военмориздат, 1945; Степанов Ю.Г., Цветков И.Ф. Эскадренный миноносец «Новик», Л.: Судостроение, 1981.).


 

 

Самое читаемое





 
Copyright © 2010
IL2U.RU