Il2U.RU ИЛ-2
2010-07-16

Ожидали цыпленка, а вылупился Искоренитель!

К войсковым испытаниям нового истребителя фирмы «Фокке-Вульф» приступили еще до начала серийного выпуска Fw 190А-1. В марте 1941 г. на основе II/JG 26 был сформирован опытно-испытательный отряд «190» (Егрго-bungskommando 190). В его состав передали шесть предсерийных самолетов Fw 190A-0.
В августе того же года отряд получил Fw 190А-1 и перелетел на аэродром Ле Бурже во Франции, где личный состав II/JG 26 первым в люфтваффе готовился освоить новые истребители.
Уже 7 августа 1941 г. оберлейтенант Вальтер Шнейдер одержал первые победы на Fw 190, сбив в течение дня два «Спитфайра». До конца месяца немецкие летчики из JG 26 заявили о 15 победах над «Спитфайрами». С появлением на вооружении люфтваффе «фокке-вульфа» потери англичан возросли. Немцы же не имели потерь Fw 190 вплоть до 18 сентября, когда в бою над Ла-Маншем погиб командир II/JG 26 капитан Вальтер Адольф.
Первое массовое применение Fw 190 произошло в феврале 1942 г. во время операции «Доннеркайл» (удар грома) по воздушному прикрытию немецких линкоров «Шарнхорст» и «Гнейзенау» и тяжелого крейсера «Принц Ойген». «Фокке-вульфы» отразили нападение английских торпедоносцев Фейри «Свордфиш» на эскадру немецких боевых кораблей. В воздушных боях англичане потеряли 42 самолета, в том числе 20 бомбардировщиков, 6 торпедоносцев и 16 истребителей. Немцы недосчитались трех самолетов, из которых два — Fw 190 из 9./JG 26.
Следующим крупным успехом «фокке-вульфов» стал разгром английского десанта под Дьеппом в августе 1942 г. К тому времени на Fw 190 уже полностью пересели JG 2 и JG 26, a JG 1 начала их осваивать. В течение 19 августа 1942 г. немцы сбили 106 самолетов противника, в том числе 88 «Спитфайров», потеряв при этом только 48 своих самолетов (из них 30 бомбардировщиков). JG 2 потерял 12 истребителей Fw 190, a JG 26 - 6. При этом летчики JG 2 заявили о 62 победах, а летчики JG 26 — о 38.
Во второй половине 1942 г. истребительные авиачасти, оснащенные самолетами Fw 190A, активно использовались для перехвата американских бомбардировщиков. Было сбито немало «Либерейторов» и «Летающих Крепостей».
С 1943 г. подразделения истребителей Fw 190А входят в систему противовоздушной обороны Германии — «Вильде Зау». В феврале 1944 г., части «Вильде Зау» переформировали в многоцелевые полки, способные действовать днем, ночью и в условиях нелетной погоды. Обычно «фокке-вульфы», хорошо бронированные и вооруженные, занимались непосредственной борьбой с бомбардировщиками противника, в то время как «мессершмитты» связывали боем истребители сопровождения.
Утром 1 января 1945 г. почти все истребители Fw 190, находившиеся на западном фронте, приняли участие в операции «Bodenplatte», имевшей целью уничтожить англо-американские аэродромы на континенте. Этот последний воздушный «блицкриг» обернулся для люфтваффе пирровой победой. Немцы исчерпали все свои резервы, тогда как их противники быстро восполнили понесенные потери.
История истребителей Fw 190 на восточном фронте связана, главным образом, с авиаполками JG 5, 51 и 54, которые имели смешанный состав, летая также и на Bf 109. Кроме того, временно на восточном фронте действовали и другие части, оснащенные Fw 190A.
I группа JG 51, вооруженная Fw 190, вернулась на восточный фронт 6 сентября 1942 г. Ее направили под Ленинград, где немецкие летчики должны были набраться опыта, занимаясь «свободной охотой». Базировалась I/JG 51 возле Любани, юго-восточнее Ленинграда. Иногда группу перебрасывали к озеру Ильмень. В октябре I/JG 51 направили в район Ржевско-Вяземского плацдарма. В декабре 1942 г. из Йесау на восточный фронт вернулись III группа и 6-я эскадрилья JG 51, так же получившие новые Fw 190.
Пилоты JG 51 пытались сдержать растущий напор авиации Красной армии вдоль всего центрального участка советско-германского фронта. Группы, эскадрильи и даже отдельные звенья постоянно сновали вдоль линии обороны, направляясь к наиболее угрожаемым участкам.
В феврале — марте 1943 г. угасли последние надежды немцев использовать Ржевско-Вяземский плацдарм в качестве трамплина для броска на Москву. Немецкие войска отступили и I и IV/JG 51 прикрывали их отход с воздуха. В это время в I/JG 51 насчитывалось всего восемь боеспособных Fw 190. После того как линия фронта выпрямилась, IV группу JG 51 отвели в тыл для пополнения и перевооружения. Тем временем, I/JG 51 перебазировалась под Брянск, где назревала Курская битва.
К весне 1943 г. завершилось перевооружение второго соединения люфтваффе (и последнего) на восточном фронте, получившего истребители Fw 190. Этим соединением стал авиаполк (эскадра) JG 54 «Gmnherz» («Зеленое сердце»). В марте 1943 г. I и II группы JG 54 прибыли под Ленинград на покрытые снегом аэродромы в Сиверской и Красногвардейске. К концу весны JG 54 оказался растянутым вдоль фронта от Ленинграда до Орла.
Кроме того, две группы I и FV/JG 5, получившие в 1943 г. Fw 190, защищали береговую линию от Ла-Манша до Нарвика в Норвегии. И правый фланг этих сил люфтваффе действовал над советским Заполярьем. Правда, «фоке-вульфы» появлялись там лишь эпизодически.
 
На основных участках Восточного фронта доля Fw 190 в общем числе истребителей оставалась незначительной и никогда не превышала 200 самолетов. В мае 1943 г. на всем восточном фронте насчитывалось всего 189 боеспособных «фокке-вульфов», к июню их число возросло до 196.
Четыре из пяти авиагрупп, оснащенных Fw 190, были непосредственно вовлечены в операцию «Цитадель» — Курскую битву. I/JG 54, а также I, II и IV/JG 51 (всего 140 Fw 190, в том числе 88 боеспособных) вошли в состав 6-го воздушного флота люфтваффе и были направлены для поддержки 9-й Армии генерал-полковника Вальтера Моделя (Model). Это была довольно мощная группировка люфтваффе, и советским ВВС, несмотря на все усилия, так и не удалось завоевать воздушное превосходство на северном фасе курского выступа.
До конца 1943 г. авиагруппы JG 51 и 54, оснащенные Fw 190, постоянно перебрасывались с одного участка советско-германского фронта на другой, туда, где возникала угроза прорыва. Немецким летчикам нередко приходилось защищать линию фронта протяженностью до 1000 км. Ситуация становилась все более критической, поскольку превосходство советской авиации росло, а силы люфтваффе таяли.
Из семи истребительных авиаэскадр (Jagdgeschwader), участвовавших в операции «Барбаросса» в 1941 г., к концу 1943 г. осталось только четыре. Три были переброшены на Средиземноморье. Вскоре для противовоздушной обороны Германии с восточного фронта сняли еще одно соединение. Наступлению советских войск в 1944 г. немцы могли противопоставить всего три авиаполка истребителей — по одному на северный, центральный и южный участок фронта.
Тем временем, оборона Германии с воздуха оказалась не менее безуспешной. Американские бомбардировщики продолжали наносить бомбовые удары по целям, расположенным в глубоком немецком тылу. Выпуск Fw 190 упал, и пополнения сократились до минимума. IV/JG 51 перевооружили истребителями Bf 109G.
После поражения вермахта под Орлом I и III/JG 51, вооруженные Fw 190, отступили к Брянску. Но вскоре их перебросили на Украину, где немецкие летчики участвовали в попытке сдержать очередное наступление Красной армии.
К концу 1943 г. люфтваффе начинают ощущать постоянную нехватку самолетов. Заводы «Фокке-Вульф» не успевали восполнять потери западного и восточного фронтов, а также системы ПВО Германии. К началу мая 1944 г. все три группы JG 51, сражавшиеся на восточном фронте, перевооружили самолетами Bf 109G.
Истребители Fw 190 из I и II /JG 54 входившие в так называемую «бригаду огневой поддержки», постоянно Перебрасывались вдоль всего восточного фронта, в зависимости от того, где Красная армия наносила очередные удары. За последние месяцы 1943 г. JG 54 потерял 30 летчиков. Прослойка опытных асов знаменитого подразделения люфтваффе становилась все тоньше и тоньше.
В середине января 1944 г. началось крупное наступление советских войск под Ленинградом. I и II/JG 54 в спешном порядке были отозваны, соответственно, с центрального и южного участков фронта. Ведя бои JG 54 отступил в Прибалтику.
В июне 1944 г. началось наступление Красной армии в Белоруссии и прибалтийская группировка немецких войск оказалась отрезанной от основных сил. В то же самое время советские войска перешли в наступление на Карельском фронте, и I/JG 54 перебралась в Латвию, а 1 эскадрилья JG 54 отправилась в Финляндию в Турку, для прикрытия с воздуха немецких кораблей. II/JG 54 также перелетела в в Финляндию.
В течение 1944 г. две авиагруппы JG 54 оставались единственными истребительными частями на восточном фронте, оснащенными Fw 190. В середине октября 1944 г. в обеих группах насчитывалось 56 боеспособных самолетов.
30 июня 1944 г. на восточный фронт не надолго вернулась IV/JG 54 омоложенная, и пополненная самолетами Fw 190A-8. Ей пришлось прикрывать отступление вермахта в Белоруссии и Польше. Пробыв на востоке два месяца и понеся тяжелые потери, IV группа в начале сентября была снова отведена в тыл.
В январе — феврале 1945 г. началось новое наступление советских войск. Поражение Германии становилось все более очевидным. Летчики JG 54 решили покинуть Прибалтику и лететь на запад, чтобы сдаться в плен англоамериканским войскам. Вместе с летчиками бежать на запад решили и их механики. Около 50 самолетов Fw 190 поднялось с аэродромов в Курляндии. С «фокке-вульфов» было снято все, что только можно, зато на борту каждого из них кроме пилота было по одному, два или даже три пассажира.
Два Fw 190 сели в нейтральной Швеции. Но большинство добралось до Фленсбурга и Киля в Шлезвиг-Гольштейне, где они попали в руки англо-американских войск.
       Предпочтение при вооружении истребителями Ла-7 отдавалось полкам, действовавшим в составе 3-го Белорусского и 2-го Прибалтийского фронтов. Эти фронты встретились с упорным сопротивление немецких войск в Восточной Пруссии, Литве и Северной Польше. Логичным выглядит факт, что лучшие самолеты получали лучшие авиаполки, задействованные на участке советско-германского фронта, где сопротивление противника было наиболее упорным. В воздухе советским летчикам противостояло одно из лучших истребительных соединений люфтваффе - JG-54 «Грюн Херц» (Зеленое сердце).  Первыми истребителями Ла-7 перевооружили 19-й истребительный авиационный полк, переименованный в 176-й гвардейский ИАП. Этот полк также был известен как «маршальский». Часть сформировали по личному указанию Главного маршала авиации Новикова, в полк отбирали самых опытных летчиков-истребителей, асов. Полк предназначался для усиления истребительной авиации на наиболее опасных участках Восточного фронта. Командиром полка был назначен полковник П.С. Чупиков, он и получил в Москве 16 июня 1944 г. первый Ла-7.
Первый бой на новой технике летчики полка провели 24 июня 1944 г. В схватке над Барановичами с десятью Fw-190 гвардейцы сбили без потерь со своей стороны два самолета противника. Победу одержали Андрей Яковлевич Баклан и Владимир Петров. Вполне возможно, что это были вообще первые победы, одержанные на Ла-7. Очередной воздушной бой произошел 7 июля 1944 г. также в районе Барановичей. Две пары Ла-7 в ходе полета на «свободную охоту» перехватили два Bf 109, в завязавшейся схватке летчик Виктор Ильич Александрюк сбил один мессершмитт. 22 сентября И.Н. Кожедуб в паре с Шараповым вылетел на прикрытие речной переправы между населенными пунктами Рамейки и Даксти. На удалении 10-15 км от переправы советские летчики обнаружили шедшие на высоте 3000 м две группы, четверку и восьмерку, Fw-190. Кожедуб стремительно атаковал крайнюю левую пару фокке-вульфов и открыл огонь с дистанции 150 м. Немецкий самолет успел сбросить бомбы, после чего перешел в беспорядочное падение и столкнулся с землей в 15 километрах от деревни Стрельцы. Остальные фокке-вульфы моментально освободились от бомбовой нагрузки и повернули назад. В одном из последующих боевых вылетов на прикрытие переправы Кожедуб обнаружил шестерку Fw-190 на высоте 1500 м. На этот раз атаке подвергся ведущий группы немецких истребителей-бомбардировщиков. Короткая очередь с дистанции 150 м, выпущенная из пушек Лавочкина, поставила точку в боевой карьере пилота люфтваффе. Фокке-вульф упал в 8 км от переправы. На обратном пути самолеты Кожедуба и его ведомого попали под обстрел зениток, Ла-7 ведомого получил повреждения. На следующий день, 23 сентября, четверка Ла-7 под командованием А. Баклана провела воздушный бой в районе Валмиеры; Савин, Александрюк и Васько сбили по одному фокке-вульфу, Баклан повредил один немецкий самолет, который волоча за собой шлейф дыма скрылся в направлении Риги. В октябре все истребители 176-го полка были оснащены фотокино-пулеметами.
Штурман полка А.С. Куманичкин 9 февраля 1945 г. в паре со своим ведомым С.М. Крамаренко вылетел на свободную охоту. В районе Сукачева летчики засекли скопление автотранспорта, причем зенитное прикрытие отсутствовало. Пара Лавочкина два раза безнаказанно проштурмовала наземную технику. Летчики увлеклись атаками наземных войск и не заметили вышедшей в лобовую атаку пары Fw-190. Выпущенный фокке-вульфом снаряд пробил крыло Ла-7 штурмана, истребитель стал плохо реагировать на отклонения ручки. В это время в шлемофоне Куманичкина раздался голос ведомого: «Командир, пара фоккеров сзади». Ситуация резко усложнилась. Куманичкин отдал команду: «Уходим в облака». Топливо было на исходе, а до своего аэродрома оставалось лететь еще 100 км. Куманичкин с трудом управлял поврежденным истребителем, поддерживая скорость порядка 300 км/ч, Крамаренко прикрывал командира от возможных атак противника. Оба самолета благополучно добрались до базы. После посадки летчики с изумлением увидели, что отстрелена примерно треть одной из лопастей воздушного винта, а в другой лопасти имеется пробоина диаметром 6 см. Механики сумели заменить винт и мотор на поврежденном самолете всего за одну ночь. Утром Ла-7 штурмана полка был готов к полетам.
Вскоре после памятного боя Куманичкин и Крамаренко провели воздушный бой с двумя Bf 109 над Одрой. Поединок длился десять минут, прежде чем Куманичкин сумел поймать в прицел ведущего rotte. Очередь из двух пушек буквально растерзала мессершмитт, самолет развалился в воздухе. Второй Bf 109 немедленно ретировался с места боя.
  Еще одним полком 3-й гвардейской истребительной авиационной дивизии, перевооруженным на Ла-7, стал 32-й ГИАП. Полк покрыл себя славой в небе Сталинграда, в нем служили опытнейшие летчики-истребители. 12 августа 1944 г. в Тулу для переучивания на Ла-7 прибыла 1-я эскадрилья майора Владимира Орехова; 8 сентября эскадрилья прибыла на фронт. Остальные две эскадрильи 32-го ГИАП получали Ла-7 и переучивались на них под руководством пилотов 1-й эскадрильи непосредственно на полевых аэродромах. Процесс переподготовки не был особенно сложным, так как полк ранее летал на Ла-5ФН. Ла-7 по техники пилотирования несколько отличался от своего предшественника лишь на режимах взлета и посадки.
Первый бой на новых истребителях летчики полка провели 15 сентября, первый блин, однако, вышел комом. Вечером перед парой Орехова была поставлена задача прикрыть наземные войска в районе Бауски, Латвия. В этом же районе действовали и две восьмерки Ла-5ФН из 137-го ГИАП. Сразу после взлета Орехов и его ведомый лейтенант П.И. Павлов набрали высоту 4000 м. Вскоре они заметили два Fw-190 и атаковали их. Орехов сбил одного фоккера первой очередью, второй фокке-вульф стал жертвой Павлова.. Увлекшись атакой, пилоты Ла-7 не заметили присутствия других Fw-190 и попали под удар. Орехов успел уклониться от атаки, а Павлов замешкался, попав в результате под огонь пары Fw-190. Самолет загорелся, но летчик сумел благополучно выпрыгнуть с парашютом. Павлов приземлился на территории, занятой советскими войсками и вскоре добрался до аэродрома живым и невредимым. Первый боевой вылет, тем не менее, все-таки можно было считать успешным: сбито два Fw-190, но потерян один Ла-7, Павлов получил сильные ожоги лица и обоих ног, после чего долго пролежал в госпиталях. Результат, конечно, вполне мог быть и более выразительным.
 


 

 

Самое читаемое





 
Copyright © 2010
IL2U.RU