Il2U.RU ИЛ-2
2010-07-16

Рынок недвижимости Державы в ожидании | Деньги Блог

АВИАКНИГА 27
P.S. А МОЖНО ЛИ РАЗБОМБИТЬ ТАНК?

«"Секретно"
КОМАНДУЮЩИМ ВОЗДУШНЫМИ АРМИЯМИ И ВОЕННО-ВОЗДУШНЫМИ СИЛАМИ ФРОНТОВ, НАЧАЛЬНИКУ ВОЕННОЙ АКАДЕМИИ КОМАНДНО-ШТУРМАНСКОГО СОСТАВА ВОЕННО-ВОЗДУШНЫХ СИЛ КРАСНОЙ АРМИИ, НАЧАЛЬНИКУ ЛИПЕЦКИХ КУРСОВ УСОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ
Наши штурмовики Ил-2 применяют преимущественно два способа действий: атаку с бреющего полета и атаку с выскакиванием перед целью на высоту 150 - 250 м.
Эти способы действий позволяют штурмовикам при наличии благоприятного рельефа местности относительно внезапно появляться над целью. Наряду с достоинствами подобного рода тактика штурмовиков на Ил-2 имеет ряд серьезных недостатков.
1. Подход и атака с бреющего полета не позволяют достаточно полно и эффективно использовать огневые возможности самолетов Ил-2: бомбы приходится сбрасывать со взрывателями АВ-1, а за время замедления танки и автомашины успевают отъехать на безопасное расстояние, люди — спрятаться в укрытия. Кроме того, бомбы со взрывателями замедленного действия, сброшенные с бреющего полета, сильно рикошетируют, вследствие чего резко снижается точность бомбометания и эффективность действия. Бомбы ФАБ-250 с установкой взрывателя АПУВ на мгновенное действие совершенно не применяются даже при атаках штурмовиков с выскакивания из-за опасности поражения своих самолетов.
Выбор необходимых целей при атаках с бреющего полета затруднён, поэтому наиболее важные цели чаще всего остаются непораженным. Близость земли затрудняет точное прицеливание. Последнее осуществляется наводкой носовой части самолета без применения прицела, вследствие чего обстрел из пушек, пулеметов и реактивных снарядов не даёт должного эффекта.
2. Сложность ориентировки на самолете Ил-2 на высоте бреющего полета часто вынуждает лететь вдоль линейных ориентиров, вследствие чего внезапность удара в значительной мере утрачивается. Истребители, непосредственно сопровождающие самолеты Ил-2, следуют обычно на высоте в несколько сот метров и тем самым сводят на нет внезапность, которая могла бы быть достигнута применением бреющего полета.
3. Повседневное применение в течение всей войны одних и тех же способов действий нашими штурмовиками привело к тому, что противник хорошо изучил тактику их действий и организует эффективное противодействие с земли нашим ударам с бреющего полета. На вероятных направлениях полета самолетов Ил-2 создаются мощные завесы зенитного огня, для чего используются все виды оружия, вплоть до минометов, огнеметов, фугасов, танковых и противотанковых пушек, в результате чего наши штурмовики несут значительные потери.
4. Очень серьезным обстоятельством является и то, что штурмовики Ил-2 на высотах бреющего полета не могут вести достаточно успешного оборонительного боя с истребителями противника. Опыт показывает, что надежное прикрытие истребителями штурмовиков, летающих на бреющем полете, трудно осуществимо: истребители, следуя значительно выше штурмовиков, часто теряют их из вида. Отсутствие должной организации сбора' после атаки приводит к тому, что возвращение сплошь и рядом совершается отдельными самолетами. Специально выделенные для борьбы с нашими штурмовиками группы истребителей противника, пользуясь расчленением наших штурмовиков, летящих на бреющем полете, пристраиваются к ним и расстреливают их в упор. Отмечен ряд случаев, когда Me-109 подлетали вплотную к Ил-2, выпускали шасси, становились в хвост и прицельным огнем из пулеметов и пушек били по самым уязвимым местам нашего штурмовика: в щель между фонарем и фюзеляжем, в боковые окна фонаря, по шасси, по хвосту и управлению.
Тактика пассивной обороны Ил-2, построенная в расчете на броню и всесилие бреющего полета, не оправдывает себя; если уход от противника и удается, то после посадки, как правило, Ил-2 нуждается в большом ремонте.
5. Наконец, нужно отметить, что бреющий полет усложняет ориентировку, летный состав, особенно молодой, часто теряет ее и нередко делает вынужденные посадки вне аэродрома, надолго выводя при этом самолеты из строя.
Перечисленные недостатки настоятельно требуют изменений в тактике штурмовиков Ил-2. Нужно повысить эффективность их ударов и практиковать такие способы, которые обеспечивали бы эффективное использование огневых возможностей самолетов Ил-2 и затруднили бы противнику организацию борьбы с ними. Многие штурмовые части наряду с атаками с бреющего полета особенно широко и с большим успехом применяют атаки с пикирования под углами 20 - 35°, а также бомбометание с горизонтального полета с высот 400 - 1000 м.
Атака с пикирования. Группа самолетов Ил-2 подходит к цели в боевом порядке змейки из пар на высоте 800 - 1200 м, а атаку производит в зависимости от характера цели и ее расположения на местности из растянутого строя «змейки» или «пеленга». Атаки должны обеспечиваться специально выделенными штурмовиками и истребителями, которые подавляют зенитные средства противника. Нападение выполняется последовательными атаками отдельных самолетов, пикирующих один за другим, либо по сигналу ведущего «все вдруг», передаваемому по радио или эволюциями самолета. Каждый самолет делает разворот в сторону цели на 30 - 45°, после чего все самолеты одновременно переходят в пикирование. После первой атаки самолеты на повышенной скорости уходят от цели за пределы огня зенитной артиллерии и, развернувшись, повторяют атаки самолет за самолетом из строя «круг». В первых атаках цель поражается бомбами и реактивными снарядами, в последующих атаках применяются реактивные снаряды, пушечный и пулеметный огонь. Такой способ действий позволяет применять бомбы калибра до 250 кг включительно с установкой взрывателя АПУВ на мгновенное действие. Бомбы ФАБ-250 следует сбрасывать с высоты не ниже 500 м, а 50 - 100 кг бомбы можно сбрасывать и с высот 250 - 300 м. Стрельба из пушек и пулеметов ведется с пологого пикирования под углами 20 - 30°. Огонь открывается с высоты 300 - 400 м и доводится до высоты 100 - 150 м, дистанция стрельбы при этом колеблется в пределах 800 - 300 м.
Достоинства этого способа нападения заключаются в том, что облегчается обеспечение штурмовиков истребителями. Штурмовики могут использовать все типы бомб с взрывателями мгновенного действия. Повышается точность бомбометания и огня, улучшается ориентировка, обеспечивается точный выход на объект и выбор нужных целей. После штурмовых атак необходимо оставлять 45- 60 снарядов на пушку и 150 - 200 патронов на пулемет на случай ведения воздушного боя с истребителями противника.
Штурмовой удар с бреющего полета. Штурмовой удар с бреющего полета или с выскакиванием перед целью на высоту 300 м следует применять в тех случаях, когда нужно получить наибольшую внезапность выхода на цель, и при нападении на цели значительных размеров. Этот же способ действий надлежит применять и при низкой облачности в районе цели, когда метеорологические условия исключают возможность действий с пикирования. Отличное знание района действий и расположения цели является необходимым условием. При действиях с высот бреющего полета применяются бомбы со взрывателями замедленного действия, а при действиях с выскакиванием на высоту до 300 м допустимо применение бомб не свыше 100 кг со взрывателями мгновенного действия. Чтобы избежать рикошетирования бомб со взрывателями замедленного действия, таковые следует сбрасывать под углами пикирования в 15 - 20°.
Бомбометание с горизонтального полета. При действиях по целям, имеющим значительные линейные размеры по длине и ширине (скопление войск в лесу и населенных пунктах, аэродромы, железнодорожные узлы и т. п.), целесообразно производить бомбометание с высот 400 м и выше…
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Начальник штаба Военно-воздушных сил Красной Армии
генерал-лейтенант авиации ФАЛАЛЕЕВ
22.8.42 г.
№ 332597с

Из всего этого, можно сделать только один вывод. Одиночные цели штурмовиками не поражаются.
А тогда, вырисовывается крайне интересная стратегическая специфика бомбёжки бронетехники. Мы все знаем, что практически вся бронетехника, и германская и советская уничтожалась бомбардировщиками и штурмовиками. По большому счёту, советская победа, это победа бронетехники Вермахта. Ну, в самом деле, ну как и чем, можно было уничтожить БТР, танки и САУ Германии, если учесть убогую противотанковую якобы артиллерию СССР. Если и были пушки вроде дивизионных пушек ЗИС-3, то во первых эти пушки для других задач создавались, и кроме того при отсутствии мобильных и не крупных средств их перемещения, толку от них было мало. Танк не пирамида Хеопса, он однако двигается!
Стоп, вот тут-то и кроется ещё одна загадка второй мировой. Двигающаяся бронетехника практически непоражаема. Ничем, что было на вооружении Совка. Но, главное в том, что её невозможно уничтожить с помощью бомбёжки!
Для того что бы понять это, надо хоть немного представлять себе особенности падения предмета с самолёта. Я четыре раза, найдя лётчиков «с головой» пытался выяснить специфику бомбёжки. После, мои новые знакомые компьютерщики показали мне тот огромнейший материал в сети Шайтан-Эрнет. Это всё только подтвердило старую версию. В начале ещё раз отрывок из воспоминаний фронтовиков.
«Все как-то забывают о том что есть одна стратегическая мелочь бомбёжки как таковой. Это возможность прицелится, исходя из обстановки и времени.
Есть один тактико технический термин –"Точка сброса". Во время полёта, должна быть намечена точка старта, момент отрыва бомбы когда она пойдёт в свободный полёт. Вот этот начальный, нулевой участок траектории полета, называется "точка сброса". Именно на этом и только на этом участке полета, от самолета должны отделиться бомбы, что бы попасть в заданную цель.
Самолет пролетает этот участок за 0,6 сек. Т.е. если ты в течении этих 0,6 секунды не нажмешь пуск, будет промах. Смысл в том, что этот роковой максимум времени, которое отпущено пилоту на нажатие кнопки, всего О.6 секунды. И не дай Бог ошибиться. Нажмешь кнопку на 0,1 сек раньше, чем самолет начал прохождение "точки сброса" - промах. Нажмешь на 0,1 сек, после прохождения "точки сброса" - промах. А в бою ошибиться на 0.1 сек, "когда один глаз на цель, второй вокруг, а третий на приборы" (это подлинные слова) - запросто, как и на 0,2 сек, и на 0.3. Напомню что 0,6 сек, это на 600 км/час. На 700 км/час это 0,51 сек.
На 800 км/час 0,45. На 400 км/час - 0,9 сек.
И это всё время если ещё "точка сброса" вычислена правильно. Если нет, то уложишься ты за 0,6 сек или нет, все равно промах. А правильно ее вычислить имея в активе обычную нервную систему, когда по тебе лупят зенитки а то и самолёты противника .. Тут уже классика: «Плюс-минус-Лапоть»
Итак, представьте себе полёт самолёта (Штурмовик, фронтовой бомбардировщик). Что бы уничтожить цель на земле, надо как можно ближе к корпусу этой железяки воткнуть в землю бомбу. В идеале не дальше 5 метров, если это 100 килограммовая дурища. Или с самолёта сбрасывается куча мелких бомб для попадания непосредственно в курпус. Но беда в том, что бомба(ы) летит не по прямой линии а по дуге, и расстояние от точки\места сброса и места попадания отделяет не постоянное расстояние, а расстояние как результат составляющих. А значит, что при необходимости точно попасть куда надо, надо объединить чёткие параметры всех составляющих.
Высота полёта самолёта. Скорость самолёта и конструкция бомбосбрасывателя которая обеспечивает мгновенный расчётный сброс. Вес бомбы, в сочетании с идеально созданной формой стабилизатора, что исключит курсовое смещение.
Если допустить что всё вышеперечисленное математически стабильно, то можно наверно попасть в толчёк сортира Тёти Дуси. Но тут вступают в противоречие с этими расчётами также стабильные факторы. Рельеф местности это не отшлифованная поверхность, и любой крен земли по курсу падения добавит или уменьшит расстояние. Форма бомбы, которая конечно не шлифуется на станке с 14-м классом точности, а её стабилизатор всё таки не продукт высокоточных технологий (А зря кстати..). Я например не слышал чтобы советскую бомбу продували в трубе.
И это всё мы рассматриваем в академическом варианте, когда вас не встречают какие-то дурацкие самолёты противника и зенитки. Ну ладно, главное, это то, что положим тот-же танк не линкор, и он хорошо если за 1 км будет выглядеть как маленькая узнаваемая коробочка длиной.. И вот тут-то, мы и подошли к ключевой специфике бомбометания в тот период.
ВСЁ ОПРЕДЕЛЯЛО ЗРЕНИЕ ЛЁТЧИКА. А лётчик всё же не Терминатор, и у него как и у любого пипла, угол зрения 7градусов. Но чтоб вас не мучать дурацкими расчётами, выгляните в окно, выберите грузовик где-то на расстоянии в 1 км, вытяните руку с линейкой и замерьте этот грузовик. Пока не рассматриваем то что вы над землёй где-то на 300 (условно) метров Сколько у вас? 15 миллиметров? 20? … Не забудьте что вам надо нажать на что-то, что включит электроцепь, и ток освободит чеку в бомбосбрасывателя (сам такой монтировал по другому поводу) и бомба, или группа бомб пойдёт вниз. При этом, вы естественно выправили курс что бы подогнать этот дурацкий танк под ваш прицел.
А теперь вспомним, что самолёт прёт со скоростью (условно) 300 (400, 500) км в час, (тут чем меньше тем лучше) Ещё раз советую сходить в какой ни будь зал где есть компьютерные тренажёры и включите программу где на экране будут гонки в Формуле-I и вы увидите что уже 200 км в час очень огромная скорость. Если «без понтов» то 120 км, (сам как-то проехался) уже предел нормального восприятия. Конечно, в самолёте лучше, всё ощущается очень стабильно(хоть под 1000 км), но вот восприятие предметов на земле, по отношению к вам, будет так же в рамках скорости обычного восприятия. То есть у пилота очень мало времени для того чтобы увидеть цель, подправить курс и нажать на пимпочку. Кстати, курс он должен наметить и выправить задолго до сброса.…
А теперь, командир танка, также не дурак, торчит в башенном люке, видит этот самолёт, и даёт команду развернуть танк поперёк курса. И когда самолёт будет где-то в 500-400 метрах даёт команду Вперёд! (Назад!) и танк отъезжает на сколько нужно – 15-20 метров в бок. И всё! Но конечно, при разбросе бомбометания как такового бомба и так может улететь в сторону, но при точном прицеле всё таки полёт бомбы будет стабилен. Можно и на 40 метров отъехать. Подойдите к трактористу, испросите на сколько можно отъехать в в экстренной ситуации когда уже работает двигатель.
И ещё,- не забывайте, что самолёт летит в очень неплотной среде, он стабилен и инерционен в полёте. Поэтому ему нужно огромное расстояние для любого манёвра на большое изменение линии полёта. Самолёт просто объективно, на «боевом курсе» нельзя будет повернуть что бы скорректировать манёвр танка.
«Несмотря на изменение воздушной обстановки на Восточном фронте в пользу СССР, полевые командиры немецкой армии единодушны в своем мнении о том, что англо-американская авиация действовала более эффективно: «...советские воздушные удары были всего лишь булавочными уколами по сравнению с аналогичными действиями англичан и американцев...»
" При позиционных боевых действиях, а также при временном прекращении наступления на отдельных участках, например в случае захлебнувшегося наступления, или при внезапном переходе к обороне при встрече с крупными танковыми силами противника истребители-бомбардировщики наносят удары, как правило, по точно разведанным целям. В такой обстановке наведение истребителей-бомбардировщиков на цели производится постами наведения тактической авиации. В этом случае правильный выбор цели имеет решающее значение. Например, цели, расположенные на большой площади, экономичнее и эффективнее уничтожать огнем артиллерии, а не ударами истребителей-бомбардировщиков. К таким целям, в частности, относятся окопавшаяся пехота, тяжелое оружие пехоты в окопах и другие объекты, трудно распознаваемые с воздуха." (с) Миддельдорф.

«Курская битва» – ЛОЖЬ!

Вывод: Танк не подбить бомбой(ами), и по танку не удастся дать эффективный залп из пушек. Все учебники по бомбометанию уже написаны и они не секретны. Все графики полёта всех авиабомб известны всем кому интересны. С земли, можно элементарно рассчитать все возможные курсы штурмовиков. И дистанции с которых они нажмут «на сброс». Самолёт не в состоянии изменить «боевой курс». Его полёт виден и прогнозируем и доступен к опережающему расчёту.. Всё господа, я всё сказал, Хау!
Снаряды самолётов будут поточней. Но, снаряды пушек вообще на первых сотнях метров, просто повторят первичный курс самолёта. С пушками проще в отношении прицеливания – наклонил нос на танк, и пока позволяет высота лупи по нему проклятому! Но, во первых – только на крыше танка броня слабая. А сбоку или лобовая броня будет непробиваема для малокалиберных и слабых (В противотанковом смысле) пушек самолёта. Танк может просто повернуть морду против курса самолёта, и пальба по нему будет безсмысленна –не пробьёт. Лучше всего, бить танк (бомбой или пушкой) войдя в пике, как это мог делать Ю-87. Но, опять же это всё хорошо при неподвижной цели. Это склад, мост, ДОТ, артбатарея и тп.. При хорошей нервной системе, командир танка, спокойно уведёт машину из под обстрела или бомбометания. Кстати, если держать на верёвке пушку привязанной к малоформатному движителю, то и пушку можно отдёрнуть. Вывод из всего этого безспорен:

ТАНКИ ПОДСТАВЛЯЛИ ПО ВЗАИМНОЙ ДОГОВОШННОСТИ!

Для того чтобы танк не «ушёл» от самолётов надо было создать условия исключающие свободный манёвр! Танки надо было, что конечно и делалось, загнать во первых, в колонны, для того что бы исключить резкий уход по курсу, и в такие условия когда невозможно уйти с курса вбок. Далее, надо по согласованной команде, вырубить танковые движки. Ну скажем для соблюдения секретности место дислокации. Далее, убрать разведку которая должна следить за подлётом именно штурмовой авиации. Что бы танки не успели включить движки и не рассредоточились. И убрать самолёты-раведчики. Далее, надо дать команду штурмовикам противника, и всё! И всё это можно сделать только по взаимной договорённости. Так везде же свои враги. Офицеры РККА –враги дворяне, Гитлер и Геринг враги Рейха, что тут думать то?
Паранойя скажете? А тогда объясните мне дебилу (вообще-то я гений) как вообще можно подбить танк штурмовиком если он может двигаться?


Глава двадцать пятая.

У СССР ВОЗДУШНЫЙ ЩИТ – У США НЕБЕСНЫЙ МЕЧ.

В авиапериферийной стране будущие серийные самолеты создают не авиаконструкторы, а правительство по указке академиков. «Весной 1938 г. при Комитете Обороны (Сталин, Ворошилов, Молотов, академик Вознесенский и др.) был создан совещательный (!) и консультативный орган по вопросам авиации и воздухоплавания». На первом заседании 29 июля обсуждались вопросы:
«Состояние истребительной и бомбардировочной авиации за границей и перспективы развития ВВС РККА» – докладчик начальник НИИ ВВС А.И. Филин, план дальних и высотных перелетов – докладчик М.М. Громов, тот самый командир экипажа, выполнявшего советско-американские перелеты.
Проблемы развития дирижаблестроения – докладчик В.С. Молоков – летчик. Как видно из тех докладов, состояние ВВС было только одним из вопросов Совета по авиации. Вторым являлись воздушные советско-американские связи, третьим – дирижабли, которые в 1938 г. еще считались воздушным оружием. Запомните это! Дирижабли мгновенно исчезнут через год из реальной жизни, публикаций и из обсуждений любого уровня.
В феврале 1939 г., через месяц после введения программы перевооружения ВВС в США, для совместных скоординированных действий «в ЦК партии состоялось совещание с участием членов Политбюро, руководителей ВВС и авиапромышленности, авиаконструкторов, летчиков, которое наметило конкретную программу развития советской авиации, оснащения ее современной техникой. Главное внимание обращалось на разработку новых образцов самолетов, в первую очередь истребителей». И уже приводившаяся цитата: «в июне 1939 г. ЦК ВКП(б) и СНК СССР «выдвинули» программу реконструкции моторных заводов, а в сентябре – новые планы строительства и реконструкции самолетостроительных заводов (…). Были выбраны города, где велось строительство, намечен тип самолета, под который завод строился».
Я категорически советую читателям прочесть воспоминания А. Шпеера, Геббельса и «Лабиринт» В. Шелленберга. Все знали о циклопической программе по созданию в США и Англии десятков тысяч громадных четырехмоторных бомбардировщиков. И Гитлер, и главное Геринг в наглую отказывались как-то реагировать на это. Когда Шелленберг зачитал доклад где приводились цифры производимых бомбардировщиков и истребителей Геринг заявил Шелленбергу: «Вам надо обратиться к психиатру, Вальтер…»
Эти цитаты я привёл для того, чтобы иллюстративно напомнить достаточно известный факт, что в СССР типы серийных самолетов определяют не авиаконструкторы, а якобы правительство. Оно же определяет и заводы, на которых будет выпускать выбранный правительством самолет. Эта ситуация могла бы не вызывать удивления, если бы советские самолеты и заводы были полностью отечественные.
В реальности они в течение всего периода 1908–1952 гг.
1.Летали с второсортными лицензионными моторами.
2.-Сами самолеты изготовлялись по лицензионной технологии на импортном оборудовании.
Главной отечественной составляющей были сырье и рабочая сила. Следовательно, планы ЦК ВКП(б) и СНК согласовывались не со своими летчиками и авиаконструкторами, а с «дилерами» Континентальных Центров Управления, формально конечно с политиками и руководителями авиастроительных фирм главных западных стран, так как комиссии по контролю за экспортом стратегических товаров и федеральные банки, регулирующие внешнеторговую деятельность, существовали в главных странах Запада еще с XIX в. (в современных формах). Протоколы таких советско-западных совещаний, по понятным причинам, не публикуются.
НА СТАНДАРТ,- РАВНЯЙСЬ!


 

 

Самое читаемое





 
Copyright © 2010
IL2U.RU