Il2U.RU ИЛ-2
2010-07-16

незащищенность (с)

Петя девятилетний тогда.. - любитель классической музыки и Пушкина. .. Играл жёстко и "на грани" , словно насмотрелся боевиков. Был упрям, как сейчас Брюлёк, и легко мог уйти в себя и заскучать. Нет, именно, как Брюлёк, не то, чтобы в депрессию, а в свой мир "Умчи меня , олень, в свою страну оленью..."
Наверное, они бы с Брюльком сознательно могли отправиться в путешествие за три моря и новые впечатления вполне заменили бы им мою дружбу вместе с интеллектуальными экзерсисами. Правда, благородства им обоим не занимать...  И обаяния невероятного - тоже.

И шутить умеют так, как не всякий из лошадей.
Но Брюлёк тогда ещё не родился, а моими воспитанниками были Паритет и Рангоут - два рыжих англо-араба. Молодой Рангоут и вполне состоявшийся, как личность, Петя.





Результатом нашего общения и дружбы  стали небольшие успехи, которые лошади должны были показать на публике в полях под гром динамиков, покрывающих всё поле, на свободе. В присутствии ещё нескольких лошадей. А самое главное, в состоянии общего человеческо-лошадиного психоза, без которого не обходится ни одно театральное действо.

Больше всего я переживала за то, чтобы для коней это прошло безболезненно и они не только "отработали" в спектакле нашу общую буквальную свободу, не сорвавшись из-за волнения и ничтожно малого времени занятий, но и не получили отвращения к публичности, а следовательно и недоверия ко мне. 

         Рангоут, второй рыжий, совершенно свободный, уже мог выйти после "Танца огня".
 Выбежать ко мне ,"сбитой" с финальным аккордом лошадью под всадником и "откопать", "отогреть" красиво и под музыку.
 У нас была масса всяких маленьких элементов. которые мы научились вместе делать под музыку. Ещё мы учились - не бояться. Радоваться аплодисментам, музыке, а главное - смотрящим людям, что для меня было тяжелее всего, потому что до сих пор свои занятия с лошадью я воспринимаю настолько интимными, как будто меня видят голой. Правда. Я не могу, не успеваю думать о себе и выгляжу ужасно беззащитно и, наверное, порой глупо.





Кто-то когда-то сказал, что сцена - это показуха. Нет. Это было преодолением и проверкой. И для меня и для лошадей.
Для меня - потому что я совершенно не могла сочетать в себе и полное погружение в танец и полное погружение в коня. Потому что я точно знала, что танцуя, становлюсь защищённой, а погружаясь в свои отношения с конём - совершенно беззащитной.
Однажды муж сказал мне, что хочет, чтобы кроме него никто и никогда мои занятия с конём не видел. Что это нельзя. Что это вопреки технике душевной безопасности.



Но, так или иначе, а я подрядилась сочинить и поставить спектакль. И участвовать в нём.
Поэтому публичность наша  была неизбежна.

 


 

 

Самое читаемое





 
Copyright © 2010
IL2U.RU