Il2U.RU ИЛ-2
2010-07-16

Любопытно!. Комменты : Онлайн-дневники Новейшей печатные издания

Спецгруппа «Боевой» также направила донесение в Центр о том, что недалеко от Молодечно созданы хорошо охраняемые склады, в которых находятся емкости с изображением черепа и костей, синие полосы. Так фашисты обозначали отравляющие вещества. Правда, более убедительный аргумент, о том, что немцы готовятся к химической войне, появился только в июне 43-го. В районе станции Жлобин спецгруппе «Храбрецы», удалось взорвать эшелон с химическим грузом. Захваченные трофеи с этого поезда спешно переправили в Центр. О химической начинке найденных трофеев доложили Сталину. Говорят, после этого он направил телеграмму Черчиллю. Если верить отрывкам секретных документов, именно тогда Англия ультимативно предупредила немцев, что в случае химических атак на русском фронте, она готова залить Германию ипритом (химическое соединение с формулой S(CH2CH2Cl)2, является боевым токсическим отравляющим веществом кожно-нарывного действия). После этого «газовые» планы фашистов на территории СССР были свернуты. Через разведку партизан было установлено 12 складов с химическим оружием на территории Беларуси. Еще один обнаружился через 44 года под Барановичами. В городе был создан штаб по эвакуации жителей и ликвидации опасного склада. Спецгруппа саперов под руководством майора Аладьева один за другим извлекали с глубины 3 метров крупнокалиберные снаряды весом по 50 килограммов.




Слипшиеся, проржавевшие снаряды укладывали в грузовики с песком. На операцию было отпущено 2 дня, однако военные справились за шесть часов. Чтобы перевезти сорок тонн химического оружия неизвестного поражающего действия, понадобилось 16 рейсов. На полигоне, военные устроили консилиум. Надо было точно узнать, что же это за снаряды. Предположительно, это был химический склад немецких армий Центр и Юг - с веществами кожно-нарывного и нервнопаралитического воздействия. Иприт, табун, мышьяк. Причем токсичность отравляющих средств в 100 раз больше тех, что немцы применяли в годы Первой мировой. Пробный взрыв одного снаряда подтвердил опасность разминирования. Чтобы не накрыть город или деревню ядовитым облаком, запас ликвидировали по частям в разных местах. Применить химическое оружие немцы так и не решились, однако бактериологическое попробовали. В марте 44-го под видом эвакуации 50 тысяч мирных жителей были согнаны в лес на болото и заражены тифом. Расчет был простым, но коварным. Отступающие гитлеровцы надеялись, что когда части КА столкнуться с больными узниками, вспыхнет эпидемия тифа. Этот своеобразный живой щит из 50 тысяч зараженных людей находился на самом переднем крае немецкой обороны - у поселка Озаричи. В Калинковичском районе Гомельской области были созданы три спецлагеря. Один - на болоте у поселка Дерть, второй - в двух километрах от Озаричей, третий – у деревни Подосинник. Позже они получили общее название - Озаричский концлагерь. 8 марта 44-го по немецкой армии был издан «Приказ о саботаже». Этот документ и расставил все точки над «i». Концлагерь Озаричи — оказался завершающей стадии всех операций по депортации гражданских. Из-за болотистой местности в этом районе трудно было построить оборонительные сооружения. Обороной немцев стали зараженные тифом люди.





- Передо мной лежит отчет 9-й германской армии о депортации гражданского населения от 28 марта 1944 года представленных группе Армии Центр. Этот отчет из немецкого военного архива. Здесь четко все расписано, как все происходило. Согласно этому отчету 12 марта 44-го со Жлобина на станцию Рудобелка прибыли 4 грузовых поезда на которых перевезли гражданское население, - говорит Аркадий Шкуран, член координационного совета Общественного объединения "Белорусская ассоциация бывших несовершеннолетних узников фашизма". - В каждом поезде было где-то 2.5-2.7 тыс человек. 13 марта 44-го опять 4 поезда - депортировано более 25 тысяч гражданского населения, согласно немецким документам. Людей бесконечным потоком сгоняли с прифронтовой территории площадью более 5 тысяч квадратных километров. - Официально было заражение сыпным тифом, в специально созданных деревнях. Немцы так и называли их – спец созданные тифозные деревни, - говорит Аркадий Шкуран. - И вот с этих тифозных деревень, которые контролировала немецкая медицина, всех больных, зараженных, перевозили в спецлагерь Озаричи и распространяли между здоровыми.

Никаких, даже самых примитивных, построек не было. Людей пригнали на болотистую, открытую всем ветрам местность, огражденную нескольким рядами колючей проволоки. Здесь были созданы идеальные условия для распространения инфекции. Костры узникам разводить запрещалось. Без еды, воды и тепла, с высокой температурой, - в болоте каждый день умирали люди. В ночь, с 18 на 19 марта, немцы незаметно ушли. Обнаружив на рассвете отсутствие охраны, поток людей хлынул к выходу. Однако первые, кто переступил за ворота лагеря, подорвались на минах. Из более чем 50 тысяч заключенных выжило где-то 30 тысяч. Половина из них были дети в возрасте до 13 лет. Во время оккупации немцы создали в Беларуси 12 радиолокационных станций. Они были спрятаны в районах Минска, Витебска, Полоцка, Орши. По ночам эти РЛС полностью перекрывали в небе все западное направление. Пеленгующие установки состояли из двух частей - наземной и воздушной. Локаторы «Вирцбург» засекали район с летящими ночными бомбардировщиками. А поднявшиеся в небо «Мессершмиты» и «Дорнье», с торчащими из носа локаторами «Лихтенштейн», уже устанавливали самое точное нахождение советских самолетов. Наша авиация несла огромные потери. Во время операции «Багратион» использовали особую тактику борьбы с немецкими локаторами. - Для того, чтобы бороться с ночными перехватчиками, нашими авиаторами применялась самолеты-блокировщики А-20 и б-25 Митчелл, которые своим массированным огнем не позволяли немецким истребителям-перехватчикам взлететь с аэродромов «Мачулищи», «Лошица» и «Слепянка», - рассказывает Николай Качук, военный историк. «25 мая 1944 года. Совершенно секретно. Из НКГБ БССР – в Москву НКГБ СССР, товарищу Меркулову. Получены данные от оперативно-чекисткой группы, о том, что в Совхозе «Старый Борисов» находится военная школа противника под названием «Шуце-пионер». Солдаты и офицеры в ней изучают какой-то новый тип оружия под названием «Буйные собаки». На поле боя «Голиаф» катили на специальной двухколёсной тележки. Внутри нового оружия Вермахта был мотор и заряд со взрывчаткой. Аккумуляторы обеспечивали около 50 минут танкетки-торпеды без подзарядки. Машина развивала максимальную скорость - 20 км/ч. «Голиаф» создали для уничтожения во время завязавшегося боя танков и дотов. Управлялась «сухопутная торпеда» джойстиком. 500 метров кабеля позволяли оператору-подрывнику залечь на безопасном расстоянии в укрытии, и не рискуя жизнью приблизить танкетку вплотную к цели. За движением бомбы на гусеницах следили в бинокль. В нужный момент, с пульта, осуществлялся взрыв всего устройства.



Еще в самом начале войны употребление наркотика первитина стало заурядным делом на Западном фронте. Нацисты считали, что благодаря этому стимулятору солдаты будут, не задумываясь, совершать геройские подвиги. И это позволит быстрее добиться победы. Только с апреля по декабрь 39-го завод берлинской компании "Теммель", - производитель первитина, - поставил армии и люфтваффе 29 миллионов таблеток этого препарата.

В ноябре 44-го в концлагере Заксенхаузен начался «Эксперимент D-IX». Каждое утро и каждый вечер, во дворике 18 узников безостановочно маршировали по кругу с рюкзаками весом 20 килограммов каждый. Они могли пройти без отдыха до 90 км в день. Нацистские химики испытывали на заключенных новые таблетки под названием «D-IX». По задумке фашистов, они должны были превратить немецких бойцов в неутомимых суперсолдат.


 

 

Самое читаемое





 
Copyright © 2010
IL2U.RU