Il2U.RU ИЛ-2
2010-07-16

Телекомпания НТВ. Официозный интернет-сайт | Анонсы НТВ | День памяти и ...

dex.htm
Mark Sheppard © Валерий Романенко ©

Четвёртый
Hawker Hurricane IIB ‘Trop’ Z5252

Это тот самый самолёт, который вырисовывается под лучами сонара.
Судьба этого Харрикейна связала в одну целую картину сразу несколько эпизодов из жизни и различных источников, ранее разрозненных для меня.
И так, по порядку.

Самолёт был построен летом 1941 года, но в отличие от трёх предыдущих, в Англии.
В августе 1941 истребитель отправился в Союз в составе 151-го крыла королевских ВВС, сформированного из 81-го и 134-го эскадронов. Уникальность этого авиационного образования заключается в том, что оно приняло на себя функции по доставки самолётов в Мурманск и дальнейшему обучению русских пилотов эксплуатации английских машин.

Первые 24 Харрикейна стартовали с борта авианосца "Аргус" 7 сентября 1941 и через 70 минут приземлились под Мурманском на аэродроме Ваенга (ныне Североморск-1). Именно об этом аэродроме я упомянул в самом начале. Он функционирует по сей день. Сейчас на нём дислоцируется 403-ий ОСАП. Во время войны аэродром Ваенга был домом для легендарного (ныне расформированного) 2-го ГвСАП (последнее его название - 174 КИАП им. Сафонова).

На следующий день, по призду в часть командующего ВВС СФ генерал-майора А.А.Кузнецова, были организованы концерт и ужин по случаю прибытия гостей. За застольем было выпито много водки с шампанским, что сильно подкосило англичан. На завтрак не пришла половина личного состава 151-го крыла. День ушёл на восстановление сил. У английских лётчиков позже появился реванш, когда они устраивали ужин при отъезде.

Потом, в конце сентября, Кузнецов прибыл в полк обкатать презентованный ему Харрикейн Z5252. Тогда же самолёту присвоили тактический номер 01. В виду своей должности сам Кузнецов в боевых вылетах участвовать не мог, поэтому по факту в дальнейшем самолёт пилотировали лётчики 2-го ГвСАП.


© Mark Sheppard

Собственно английский авианосец "Аргус", с которого прибыли в Ваенгу первые Харрикейны:

Другие 15 Харрикейнов 151-го крыла были конвоем доставлены в Архангельск. В их числе был и наш Z5252. Далее истребители перегнали в Ваенгу. Для того чтобы по пути звено английских самолётов не обстреляли по ошибке свои, в строй добавили советский бомбардировщик. Всего в составе 151-го крыла прибыло 550 англичан. Z5252 изначально был обозначен в Ваенге как резервный борт.

В октябре 1941 началось переобучение советских лётчиков на Харрикейны. При этом тренировки совмещались с оперативными вылетами. 20 октября англичане уже передали все самолёты нашим лётчикам. Из Харрикейнов на базе 72 САП СФ (он позже стал тем самым 2ГвСАП) сформировали отдельный 78 ИАП, основу которого составили наиболее опытные лётчики 72 САП; в их числе и Борис Сафонов, который был назначен командиром 72-го полка в возрасте 26 лет. Улица, на которой я жил в Североморске (бывш. Ваенге) неподалеку от того самого аэродрома, названа в честь именно этого легендарного лётчика. И самое удивительное, что в дальнейшем в сети мне удалось случайно встретить человека, который был в составе 151-го крыла в Ваенге и общался лично с Сафоновым (в конце подробнее).
Кстати, здесь на снимке запечатлён момент, когда наши лётчики совместно с англичанами планируют полёты. Сафонов - второй справа.


В конце ноября 1941 личный состав 151-го крыла начал постепенно покидать Ваенгу. 7 декабря все караваном прибыли домой в Росайс, Англию. Что интересно, я вспомнил подтопленные английские корабли 2-ой мировой, по которым мы пацанами бегали в детстве в Росляково (пригород Североморска). Они по сей день стоят разрезанные на грунте на территории судоремонтного завода. Это некоторые из кораблей тех английских конвоев, которым не повезло во время интенсивных бомбёжек при стоянке в порту Мурманска. Самыми ценными экспонатами для нас были таблички с дверей кают с должностями членов экипажа типа тех, что на снимках ледокола у Игоря.

Лётчики 78-го ИАП на Харрикейнах сразу же начали боевой счёт сбитых немцев. Одним из наиболее результативных был Сафонов, который пилотировал английский самолёт уже в должности командира 78-го ИАП. Вскоре по его инициативе вооружение Харрикейнов было заменено на более мощное советское. К марту 1942 большинство самолётов полка было вдобавок оснащено подкрыльевыми неуправляемыми реактивными снарядами на рельсах.

Возвращаясь к нашему Hurricane Z5252, остановлюсь на последнем сражении этого самолёта.
2-го июня 1942 года семь Харрикейнов 2-го ГвСАП ввязались в бой с двенадцатью Мессерами над озером Нялъявр, западнее Мурманска. Было сбито три Харрикейна (один из пилотов Ванюхин погиб; второй - это тот самый Климов, который вернулся в часть на коне). За штурвалом нашего третьего сбитого Z5252 был лейтенант Марков. Его самолёт получил несколько пробоин; в том числе в топливный бак, в электропанель (вызвав короткое замыкание), в капот двигателя, в крыло. Маркову пришлось идти на вынужденную посадку на небольшое озеро в 7 км к западу от Мурманска. Хоть это и был июнь, лёд с озера всё ещё не сошёл. Пилот успешно посадил машину на лёд и отправился своим ходом в Мишуково, откуда на катере добрался до Ваенги.

По рапорту Маркова самолёт после падения был в хорошем состоянии и пригоден для восстановления. Для его транспортировки была отправлена команда. Но по прибытию к озеру, спасатели увидели только чистую водную гладь. Лёд за это время подтаял. Истребитель в итоге списали. Сам Марков, к сожалению, не пережил войну. В январе 43-го он погиб при столкновении с сопкой в тумане...

Выглядела же "Белая Единица" (Z5252) в 1942 в составе нашего полка примерно так:



© Kjetil Aakra

О Харрикейне с номером Z5252 стало известно в 2001 году, когда поисковики Федерации Авиарестоврации нашли в архивах ВМФ рапорт о падении самолёта. Два года занял поиск озера по описанию архивных документов. В августе 2003 на одном из озёр магнитометр поисковиков откликнулся. В феврале 2004 команда вернулась на озеро с сонаром и по картинке (желтый небольшой силуэт на заглавном изображении поста) стало понятно, что машина лежит на дне в довольно хорошем состоянии. Истребитель уткнулся носом в полутораметровое одеяло подводного мха. На глубине 18м была произведена видеосъёмка, которая показала, что самолёт, спустя более чем полвека, сохранил деревянные и полотняные элементы конструкции.

Для дальнейших работ из Воронежа пригласили профессиональных водолазов, которые в октябре привезли на трёх своих грузовиках понтоны и подводное снаряжение. Подъём самолёта начался в довольно неблагоприятных погодных условиях. При первых попытках поднять машину фюзеляж начал трескать. Поисковики решили успокоить озеро, подарив ему бутылку виски взамен самолёта. Через час погода стала идеальной для подъёма.


© Boris Osetinskij
Когда истребитель начали вытаскивать на берег обнаружилось, что под крыльями были закреплены реактивные снаряды. Их сразу же демонтировали.


© Boris Osetinskij
На следующий день приступили к разборке самолёта; он был в очень хорошем состоянии. На деталях сохранилась трафаретная маркировка Z5252.


© Boris Osetinskij
Благодаря слою ила и одеялу из мха на дне пресного озера, двигатель Роллс Ройс Мерлин ХХ сохранился исключительно хорошо.


© Boris Osetinskij
После демонтажа крыльев и капота, самолёт на ГСМе вывезли из сопок и далее доставили в Москву. Было решено реставрировать его в России до лётного состояния. Самолёту планируется вернуть окраску 2-го ГвСАП. Также есть идея сделать его участником различных международных аэрошоу. Не могу сказать как на сегодняшний день, но 3-4 года назад реставраторы искали поддержку среди финансовых кругов для осуществления проекта. (В США и Англии данный вопрос не вызывает сложностей из-за отношения к истории в целом).

На этом снимке на фоне Z5252 Борис Осетинский. Именно этот человек является инициатором подъёма и восстановления истребителей с российской стороны.


© Boris Osetinskij
Здесь Борис Осетинский в уже известном нам Даксфорде на аэрошоу:


....................................

И вот вроде бы так эта цепочка и закончилась бы, но меня между делом при задумке этого поста посетили воспоминания 15-летней давности, когда я с другом, благодаря его отцу, военному летчику-штурману разведывательной авиации, смог оказаться на аэродроме Мончегорска и окунуться в мир действующей реактивной крылатой техники. В то время на Оленьей еще были МиГи-31 в составе 174-го КИАП. Впечатлений, конечно, было через край, поэтому тот визит врезался в память. Потом 174-ый КИАП расформировали и все как-то кануло в небытие.

Я попытался в сети найти какую-нибудь информацию о том соединении, и действительно, оказалось, что есть сайт у ныне не существующего 174-го КИАП. Листая его историю, я увидел знакомое название: "2ГвСАП". Мало того, для меня стало открытием, что полк носит имя Бориса Сафонова. Ну и окончательно звено влилось в цепочку, когда стало ясно, что это и есть тот самый 2ГвСАП, переименованный в 1948-ом в 174-ый Печенгский КИАП имени Сафонова, когда он переехал в Луостари. В 60-ых годах его вывели из состава флота и передали ПВО со сменой места дислокации под Мончегорск в Оленью.

Через несколько минут парой-тройкой перекрёстных ссылок я оказался на еще более интересном ресурсе - сайте, посвящённом 2-му ГвСАП на английском языке. Оказалось, что его ведут канадцы, интересующиеся историей ленд-лиза (Канада тоже принимала участие в поставках). И на этот сайт временами заходит человек, который был лётчиком 134-го эскадрона королевских ВВС. Да, как раз того, что входил в состав 151-го крыла, передавшего нам те самые Харрикейны.
Это было невероятно.

Этого человека зовут Тим Элкингтон.
Его появление на том сайте началось с того, что он узнал себя на фотографии тех лет. Он был удивлён, что такой фотографии не было в его коллекции. Вот этот снимок.



На нём запечатлены английские лётчики, общающиеся с Сафоновым. Тим Элкингтон сзади посередине. Снимок сделан во время пребывания англичан в в Ваенге. В то время Сафонов был уже награждён Золотой Звездой и назначался командиром нового, формировавшегося из Харрикейнов, 78-го ИАП. Хотя не только это притягивало к нему людей. Как говорят его современники, он был открытым и очень располагающим к себе человеком. О нём далее отдельно.

Сэру Элкингтону выдалась возможность как общаться с Сафоновым, так и участвовать с ним в совместных вылетах при обкатке тех самых Харрикейнов, один из которых был поднят в 2004. Это, конечно, сразу вызвало у меня интерес.

На этом фото Элкингтон вместе с другими летчиками 134-го эскадрона (151-ое крыло) в Ваенге. Он третий справа.


© Mark Sheppard
Здесь его служебная выписка. Из неё можно понять, что он был в составе того эскадрона, который стартовал в Ваенгу с борта "Аргуса".


© Tim Elkington
Сэр Элкингтон любезно выложил скан инструкции для пилотов по перелёту с "Аргуса" в Ваенгу. В инструкции прописаны необходимые процедуры для взлёта с палубы и визуальная ориентировка аэродрома; также другие моменты. 


© Tim Elkington

А вот что мне бы хотелось показать вам в переводе - это его воспоминания о пребывании в Ваенге осенью 1941 года.

"Крыло отправилось в Россию морем в августе 1941. 24 пилота взлетели с палубы "Аргуса" 7 сентября. Интересно прочесть инструкцию для перелёта. Остальные 550 человек личного состава прибыли раньше нас через Архангельск.

Нашей базой была Ваенга (сейчас Североморск). Просторная гладь песчаной почвы на высоте около 500 футов над уровнем моря. Ниже аэродрома были поселения Верхняя и Нижняя Ваенга со старыми деревянными домами, подвальными магазинами и просто недостатком красоты. Однако Верхняя Ваенга могла похвастаться Клубом, где можно было поесть, потанцевать, посмотреть фильмы или концерт. Также была баня с парилкой - единственная возможность принять душ севернее Мурманска. В бане была пожилая своенравная женщина, которая занималась тем, что била берёзовым веником по спине. В подвальных магазинах мало чего можно было купить. То что было - не особого качества. Сами горожане жили в больших недостроенных многоквартирных домах, которые зимой были белыми, а летом кирпичного цвета. Госпиталь располагался на холме к северу от города. Причалы были огромными. Транспорт был только грузопассажирский. Все машины работали на нужды военного времени. Когда вы голосовали машину, нужно было спрашивать: "В Ваенгу едите?". Иногда попутками оказывались только санные упряжки с лошадью. Но это было более безопасно, чем идти в Нижнюю Ваенгу пешком.

Нашими штабами были комфортные двухэтажные здания с деревянными полами и двойными кирпичными стенами и центральным отоплением (однажды ночью его не было - это ужас). Воду брали из колодца или озера и стерилизовали нашим устройством.

Питания нам давали очень много, причём было много хорошей вкусной еды - икра, копчёная сёмга, консервированный финский окорок, шампанское, масло, яйца, красное вино, блины, шоколад, консервированный компот из вишен и слив. Чай был в стаканах без молока.
Треть из нас кормились 6-месячным пайком, который мы привезли с собой, и, похоже, наслаждались им. Сигареты, виски, ром и джин были в изобилии. У нас были игры и граммофоны. В конце концов я выучил все слова песен.

Мурманск находился в 30 километрах к югу и был в 1941 размером с Борнмаус без пригородов. Зимой это была очень опасная дорога. Дома и магазины похожи на те, что в Ваенге, но гораздо больше построек из кирпича. Похоже "Аркитка" была единственным местом, куда стоило сходить, но цены и условия там были несопоставимы! "Дом культуры" был небрежно достроенным театром с лестницей на верх в зал для танцев. Мы ходили туда по воскресениям на выступления, потанцевать и выпить.

Девушки? Только три девушки могли взбудоражить сознание - это были наши переводчицы. Анна, блондинка, с мягким поющим голосом и стройной фигурой, которая работала с офицером механиком. Белла была "девушка Мерлин" с большой грудью, округлым лицом и хорошим голосом для современного пения. Она работала над переводом технических документов. Мира была тёмная цыганка вдали от своего любимого в Москве. Она инструктировала русских пилотов. Очень жаль, что у всех трёх не сложилась жизнь.    
Я не уверен, но вроде бы Анна носила с собой Смит-Вессон .38 на бедре. Когда мы с ней возвращались после танцев, её перехватил мужчина, наверное ее муж. У него тоже был пистолет. Не поспоришь. Но у меня до сих пор хранится её шейный платок.

Когда пришло время возвращаться, первая часть из нас выдвинулась пешком до Росты (окраина Мурманска), где были причалы с ГСМ. Мы погрузились на минные тральщики Hussar и ещё два других для перехода в Архангельск. Ужас в ночи. Мертвые, уставшие, голодные. Наш корабль чуть не прошёл мимо пристани, но в конце концов мы попали на борт. Мои вещевые мешки были чёрными от масла десятилетия спустя.
..."

Оригинал:




© Tim Elkington
От себя добавлю, что за 70 лет мало что изменилось. В Мурманске сегодня есть целый район, где люди живут в деревянных двухэтажных домах полувековой давности, и их особо не спешат расселять, даже если в доме по износу проваливается пол в подъезде. Перед очередными выборами мэра устраивают показное расселение пары семей и всё. Есть жилые дома, где по году нет горячей воды; это правда. В самом крупном за полярным кругом городе в мире(!) есть дома, где годами отсутствует отопления, потому что бойлера нужно менять, а междоусобицы управляющих компаний ЖКХ отдаляют чиновников от непосредственной работы. Центральное отопление на привозном мазуте сделало стоимость коммунальных услуг в области самой высокой по России. Если у кого-то есть знакомые в области, вы можете от них узнать, что в среднем эти цифры в полтора-два раза больше, чем в Москве. В 300км от Мурманска стоит АЭС с избыточными мощностями, которые некуда девать, но заниматься серьёзными региональными и федеральными энергетическими проектами похоже некому. Магазинов в сырых подвалах стало больше. Хотя, сегодня в России, скорее всего, так везде...   

Это штабное здание в Ваенге. Осень 1941.


© Mark Sheppard
Лётчики 151-го крыла. Харрикейн еще в английской окраске.


© Mark Sheppard
А это сэр Тим Элкингтон сегодня.


© Tim Elkington

И вот теперь, когда цепочка близится к полному витку, я бы хотел отдельно остановиться на том человеке, чьим именем была названа моя улица, на Борисе Сафонове. В своих словах Элкингтон тоже отзывается о нём с особым уважением. Это был действительно выдающийся авиатор.



Не секрет, что степень геройства на войне, да и в мирной жизни часто определяется степенью геморройности и непредсказуемости той ситуации, в которую попадает человек. В таких случаях люди становятся заложниками событий и это определяет, будут ли они потом названы героями или нет. С Сафоновым история мне видится иначе.

Знаете, бывают лидеры коллектива, которые вроде бы обладают необходимыми качествами, но совершенно безграмотны в своей сфере деятельности. Бывает, что наоборот, умник пытается вести игру, но ему не хватает лидерских качеств. Сафонов умел быть ведущим и у него действительно было желание полностью постигать науку лётной школы. Те, кто с ним служил говорят, что отличительной чертой пилотажа Сафонова были ведение манёвренного боя и выверенная тактика.

По окончании лётной школы Сафонов был направлен в 106-ую эскадрилью. С лета 1937 она базировалась в Белоруссии. В июне 1938 на базе эскадрильи был сформирован 15-ый ИАП; Сафонов попал в 4-ую (по другим источникам 2-ую) эскадрилью новоиспечённого полка. В декабре 1939 4-ую эскадрилью вывели из состава полка и направили в распоряжение командующего Северного Флота, для укомплектовки только что образованного 72-го САП (это всё тот же наш в последующем 2 ГвСАП). Сафонова назначили комсоргом эскадрильи. До поставок Харрикейнов эскадрилья летала на "Ишаках" - И-16. Много споров ведётся о том, какие надписи были на фюзеляже самолёта Сафонова в разное время и были ли они вообще, но одним из наиболее достоверных можно считать такой вариант изначальной покраски в первые дни войны:


© Русинов Александр

Сегодня И-16 Сафонова, носивший тактический номер "51" (по совпадению это сегодня номер региона Мурманска), хранится в Центральном военно-морском музее в здании Биржи на стрелке Васильевского острова. На И-16 за первый год войны Борис уже сбил множество самолётов и по факту свою первую Звезду Героя получил именно за победы, одержанные за штурвалом этой машины.
На этом фото Сафонов запечатлён на фоне истребителя И-16 в 1941 году.


Когда из английских Харрикейнов был сформирован 78-ой ИАП, Сафонова назначили командиром полка в его 26 лет.
Поскольку после передачи истребителей советским полкам боевая раскраска сменилась, то абсолютно утверждать её достоверность на рисунке нельзя, но скорее всего, Харрикейн "Белая Десятка" Сафонова из переданных 151-м крылом выглядел так:


Нашлась и такая вот интересная фотография, где Борис на фоне кокпита ещё не перекрашенного Харрикейна. Можно предположить, что это один из учебно-боевых вылетов совместно с англичанами для ознакомления с машиной.

 

Весной 1942 Сафонова назначают командиром уже 2-го ГвСАП. Тогда же с Харрикейна он пересаживается на Кертисс - его полку поручили обкатывать еще один новый тип иностранных истребителей. Как и предыдущему самолёту, Сафонов дал своему Кертиссу номер "10". "Белая Десятка". Говорят, он был неравнодушен к этому числу. В десятку - значит в яблочко.


© Русинов Александр
Здесь он в Кертиссе P-40E Kittihawk на аэродроме Ваенга в мае 1942.

Валерий Романенко ©

30 мая 1942 он погиб в воздушном бою над Баренцевом морем при прикрытии каравана в квадрате с координатами
69°51' с.ш. и 34°42' в.д.

Всего за 12 месяцев войны Сафонов одержал как минимум 20 одиночных побед (с неподтверждёнными до 30) и 6 (точно не менее 3) в группе. Вторую Звезду Героя дали посмертно. В честь него был назван 2-ой ГвСАП. Одному из самолётов МиГ-31 уже 174-го КИАП по инициативе бывшего старшего механика полка дали имя Сафонова. Сейчас он стоит на постаменте в посёлке Сафоново под Североморском. Агличане тоже очень высоко оценили его заслуги, наградив в марте 1942 крестом DFC. Всего 4 советских лётчика получили эту награду.

На месте падения самолёта ничего не удалось найти. Лётчик с машиной остался под водами ледяного моря.
После войны попытки поиска не предпринимались, хотя глубины в том квадрате не превышают 250м (для сравнения, Титаник лежит на глубине 3800м).

Вот так  и связались в одну нить аэродромы и озёра Мурманска, названия улиц, городов, полков, самолёты и судьбы людей...
___________________

Награды Бориса Сафонова



___________________

ИАП - истребительный авиационный полк
ГИАП (ГвИАП) - гвардейский истребительный авиационный полк
САД - сводная авиадивизия
ВА -воздушная армия
КИАП - краснознамённый истребительный авиационный полк
ОКИАП - отдельный корабельный истребительный авиационный полк

____________________

Огромная благодарность людям, без которых не было бы этого поста.
Борис Осетинский, Mark Sheppard, Илья Гринберг, Владимир Чернышов, Валерий Романенко, Jeam Pearce, Kjetil Aakra, Peter Kirk, Dave McDonald, Rune Rautio, Gerhard Stemmer, Mirek Wawrzynski, Rabe Anton, Carl–Fredrik Geust, Kari Lumppio, Erik Pilawskii

____________________

Ссылки по теме
_ttp://lend-lease.airforce.ru/english/index.htm
_ttp://www.allaces.ru/p/people.php?id=5489
_ttp://gviap.narod.ru/
_ttp://wingsofvictory.ru/
_ttp://www.2gvsap.org/
_ttp://wp.scn.ru/
_ttp://forum1.evvaul.com/index.php?topic=76.0
п»ї

МиГ-31 из состава 174-го Печенгского Краснознамённого истребительного авиационного полка имени Б.Ф.Сафонова.
Именной самолёт носит фамилию героя.
Сегодня он установлен в качестве постамента в посёлке Сафоново под Североморском.
Когда самолёт был выведен из состава полка по отработке ресурса, имя Сафонова было присвоено другому МиГ-31. После расформирования 174-го КИАП второй самолёт встал на вооружение одного из действующих полков ПВО России и по сей день несёт боевую службу.

В 2001 году при расформировании 174-го КИАП имя Сафонова не было передано какому-либо другому из полков.
Прошло 4 года прежде чем историческая справедливость восстановилась. Весной 2005 года имя Бориса Сафонова было передано 279-му ОКИАП, дислоцирующемуся в Североморске-3 (в свое время приходилось с него летать, когда аэропорт Мурманск закрывали на ремонт). 279-ый ОКИАП получил это имя по праву. На сегодня это единственный корабельный авиационный полк в России, самолёты которого садятся на палубу единственного в России авианосца "Адмирал Кузнецов". В его состав входят самолёты Су-33, Су-27УБ и Су-25УТГ. Это именно тот полк, в котором летал выдающийся летчик-истребитель современности Тимур Апакидзе.

 

Его бюст установлен на той самой улице Сафонова в Североморске.
И одной из мурманских школ, рядом с которой сегодня живу, присвоено его имя.
Память. 



 

 

Самое читаемое





демонтаж разборка самолёт транспортировка
 
Copyright © 2010
IL2U.RU