Il2U.RU ИЛ-2
2010-07-16

Соединения и доли РВСН сжиматься никак не станут - шеф Генштаба ...

Однако «жизненное пространство» Китая отнюдь не ограничивается Дальним Востоком. Пекин предпринимает активные усилия по укреплению и расширению своих позиций в Центральноазиатском регионе. Естественно, за счет России. Об этом совершенно открыто говорят китайские эксперты. Так, 27 июня главный экономист по энергетике банка Asian Development, а также директор Китайского центра экономических исследований энергетики универститета Сямэнь Линь Боцзян, комментируя в интервью ChinaPRO заключенное 9 июня китайской госкомпанией CNPC соглашение с Узбекистаном на поставку 10 млрд кубометров природного газа ежегодно, заявил: «России придется понервничать». Схожую оценку данному процессу дал директор центра «Россия-Евразия» Совета по внешней политике ФРГ Александр Рар. По его мнению, политика Китая в Центральной Азии направлена на долгосрочный результат, и в этом она отличается от политики России. Россия будет вынуждена признать тот факт, что Центральная Азия окажется разделенной между Россией и Китаем, считает Рар. Как ни парадоксально, но наметившееся за последние пятнадцать лет значительное усиление военной мощи Китая стало возможным благодаря колоссальным по своим масштабам поставкам российского вооружения и боевой техники. Братья по оружию? Экспорт российского вооружения в Китай имеет многолетнюю историю. Государственное руководство в последнее время объявляет, что поставлена точка, и вооружать Китай мы больше не будем. При этом полтора месяца назад Россия продала КНР оружия аж на 2 миллиарда долларов. 2 апреля генеральный директор головного системного конструкторского бюро концерна ПВО «Алмаз-Антей» Игорь Ашурбейли в интервью РИА «Новости» заявил, что Россия поставила Китаю 15 дивизионов зенитных ракетных систем С-300. Он подчеркнул, что этот контракт беспрецедентен, как по объемам продаж, так и по интенсивности серийного изготовления, а также отметил, что импортеры стоят «в огромной очереди» за российской продукцией — системами С-300 и С-400. Вообще перечень и объемы поставленного Китаю российского оружия и боевой техники действительно поражают. В 1992 году китайские ВВС пополнились 26 истребителями Су-27. В 1993 году Китай получил 6 ЗРК С-300ПМ-1, а военно-морские силы Поднебесной пополнились четырьмя дизельными ПЛ проекта 877 ЭКМ. В конце 1995 года ФГУП «Росвооружение» подписало контракт на поставку КНР крупной партии реактивных систем залпового огня и поставило в Китай современные противотанковые реактивные комплексы «Конкурс» и «Метис»; морские ракетно-артиллерийские комплексы «Каштан»; корабельные артиллерийские установки АК-630. В том же году было подписано соглашение о поставке в КНР 16 истребителей Су-27. На 1996 год пришелся колоссальный рост объемов поставок. За 2,5 миллиарда долларов КНР приобрел лицензию на производство в течение пяти лет без права реэкспорта в третьи страны 200 истребителей Су-27СК. Уже в 2000 году их сборка на российском же оборудовании активно ведется на авиастроительном заводе в Шеньяне, построенном по нашему проекту. В этот же год ВВС Китая пополнились еще 48 истребителями типа Су-27, в том числе 12 двухместными Су-27 СК. Цена сделки составила порядка 1,7 миллиарда долларов. В 1997 году КНР заключила с Россией несколько контрактов на поставку новых партий вооружения и боевой техники более чем на миллиард долларов. В том числе и на строительство эсминцев типа «Современный» проекта 956Э, вооруженных сверхзвуковыми ударными ракетами «Москит» и ЗРК «Штиль». После сдачи этих кораблей в составе китайских ВМС в 2006 году образовалась бригада эсминцев (4 боевые единицы), имеющих на борту суммарный боевой комплект из 32 противокорабельных ракет (ПКР) «Москит». В 1999 году по итогам очередного заседания российско-китайской межправительственной комиссии было достигнуто соглашение о поставках в Китай 40 новейших истребителей Су-30МКК. Контракт успешно выполняется. Пекин выразил заинтересованность и в приобретении большой партии бронетехники, в частности танков Т-80У или Т-90С, боевых машин пехоты БМП-3, бронетранспортеров БТР-80, некоторых образцов артиллерийских систем, в том числе и самоходных комплексов ПВО, многоцелевых вертолетов Ми-28Н и новейших Ка-50 и другого вооружения. Подписанный 2001 году дополнительный контракт стоимостью 400 млн долларов предусматривал закупку 8 дивизионов С-300ПМУ-1 с 32 ПУ и 198 ракетами 48Н6Е. Системы ПВО были развернуты в районе Тайваньского пролива. В 2002 году Китай заказал два комплекса С-300Ф «Риф» с ЗУР 5В55РМ (стоимость контракта 200 млн долларов). Комплексы предназначались для строящихся в то время на верфи в Даляне эсминцев «тип 051С» класса «Лучжоу» (Luzhou). Корабли вошли в состав ВМС НОАК в 2006-2007 годах. Вооружение эсминца класса «Лучжоу» с комплексом «Риф» включает 6 установок вертикального пуска с 8 ракетами каждая. В 2003 году Китай заказал 16 дивизионов более усовершенствованных С-300ПМУ2 «Фаворит», которые впервые были предложены Россией на международном рынке оружия в 2001-м. Стоимость контракта составила 960 млн долларов. Заказ включал 64 ПУ 5П85СЕ2/ДЕ2 и 256 ЗУР 48Н6Е2. Первые 8 дивизионов доставлены заказчику в 2007 году, следующие 8 – в этом году. Улучшенный комплекс может обстреливать одновременно 6 воздушных целей на дальности до 200 км и высоте до 27 км. С принятием этих комплексов Китай впервые получил ограниченные возможности перехвата баллистических ракет на дальности до 40 км. В общей сложности, Китай получил 40 дивизионов с 160 ПУ (32 С-300ПМУ, 64 С-300ПМУ1 и 64 С-300ПМУ2) и более 1000 ЗУР, которые сведены в НОАК в 10 батальонов ПВО. На долю КНР приходится более 40% всего российского оружейного экспорта. По экспертным данным Стокгольмского международного института исследований проблем мира, с 1995 по 2008 год Китай приобрел российского вооружения на 12 миллиардов долларов. В соответствии с межправительственными соглашениями Россия помогает Китаю в развертывании производства собственных систем вооружений. В военных учебных заведениях России расширена подготовка военных и военно-технических кадров для НОАК. Однако идиллия имеет свойство заканчиваться. Что в конце-концов и случилось. За что боролись, на то и напоролись 4 июня между Москвой и Пекином возник серьезный скандал на почве поставок российского оружия. Китай создал «пиратскую» копию истребителя Су-33, откровенно «кинув» своего многолетнего партнера по бизнесу. Вкратце история такова: Шеньянская авиационная корпорация Китая создала копию российского палубного истребителя Су-33. Модель получила название J-15 (Цзянь-15). Ранее Пекин пытался купить у России два самолета Су- 33, чтобы «подробнее рассмотреть летно-технические характеристики модели». Интересно, что КНР заявила о намерении купить 50 истребителей этого класса, но реально предложила приобрести всего два самолета «на пробу». Москва отказалась, опасаясь утечки технологии, поскольку «китайские товарищи» ранее точно так же «кинули» «Рособронэкспорт» с истребителем J-11. Напомним, что Россия, желая выйти на китайский рынок вооружений, передала Пекину «отверточную» сборку истребителей Су-27СК. Китай выявил технологию, модернизировал самолет и начал налаживать серийное производство, назвав его J-11. В итоге Пекин уже наладил серийное производство истребителей J-10, J-11 и FC-1, являющихся копиями российских Су-27/30 и МиГ-29. В ближайшее время КНР намерена построить и продать не менее 1200 истребителей по ценам ниже российских «оригиналов». В таких случаях обычно принято говорить: «За что боролись, на то и напоролись». После «инцидента» с J-11, копирующим российский Су-27СК, Россия официально уведомила Китай о том, что производство копий истребителей является нарушением межгосударственных договоренностей и пообещала приступить к юридическим процедурам защиты интеллектуальной собственности. В марте сего года Минюст РФ завершил подготовку поправок в закон «О военно-техническом сотрудничестве Российской Федерации с иностранными государствами», в котором к прочим целям государства в сфере военно-технического сотрудничества добавилась и защита интеллектуальной собственности на продаваемое оружие. «У Китая установка на развитие своей промышленности, поэтому Китай сокращает импорт вооружения, замещая его собственным вооружением. Они покупают только то, что не могут произвести сами. Для России это грозит дальнейшим уменьшением импорта в Китай. В перспективе у нас появится новый конкурент, который вряд ли вспомнит, чем нам обязан», — посетовал представитель «Рособоронэкспорта» Сергей Васильев. В качестве завершающего штриха к этой неутешительной картине отметим, что Китай предложил России наладить совместное производство ЗРК С-300ПМУ на своей территории, но получил отказ. Тем не менее, запоздалое «прозрение» Москвы никак не помешало Пекину создать собственный клон С-300 — HQ-9. Эти новейшие «китайские» ЗРК уже скоро крепко ударят по карману наших горе-бизнесменов. Главный же парадокс состоит в том, что при столь фантасмагорических объемах поставок оружия за рубеж российский ВПК поставляет собственной армии «дырку от бублика». Сегодня Российская армия идет в бой на устаревшем еще к началу войны в Афганистане вертолете Ми-24, танках и БТР двадцатилетней давности. Как говорил в 1941-м командующий ВВС Павел Рычагов — «на гробах». Потенциальная угроза Многие отечественные и зарубежные эксперты все более настойчиво говорят о том, чем вооружение китайской армии российским оружием может потенциально угрожать самой России. Показательно мнение Руслана Пухова, директора Центра анализа стратегий и технологий: «На дальневосточном театре военных и политических действий Китай уже настолько сильнее нас даже в области обычных вооружений, что, грубо говоря, все равно завоюют они нас за четыре недели или за восемь. За четыре – с нашим новым оружием, за восемь – со старым. Наша группировка на Дальнем Востоке уже давно не может ничего противопоставить мощи китайской армии». 18 июня заместитель директора ИРКСВ полковник Алексей Девятов выступил с критикой проводимой в России военной реформы, прямо увязывая происходящие в армии разрушительные процессы с нарастанием потенциальной угрозы со стороны Китая. «Основное противостояние за роль глобального лидера в ближайшие годы развертывается между США и Китаем, — утверждает Девятов, — Россия может стать театром военных действий и объектом раздела на сферы влияния и доступа к её ресурсам в рамках «активного и всеобъемлющего сотрудничества» этой «Группы Двух» (G-2) ». Реальность подобного сценария обусловлена военной слабостью России. «Встраивание России в планы глобализации по-американски предусматривает ликвидацию военных округов и флотов. При этом окончательно рухнет система мобилизационного развертывания и перевода экономики с мирного на военное положение. Переформирование дивизий и полков ВС России в бригады в 2010 году завершилось. А с переформированием в «бригады постоянной готовности» русская армия лишилась преимуществ полковой структуры, выгодной для наступления. Ибо боевая готовность бригад отнюдь не равна боевой способности». Отметим, что для подобных прогнозов имеются вполне реальные основания. В этой связи обратим внимание на недавнее интервью Збигнева Бжезинского под многозначительным названием ««Двойка», способная изменить мир», опубликованное британской газетой «The Financial Times». Бжезинский фактически открыто проповедует идею «раздела мира» между США и Китаем. Причем не делает никакого секрета из того, кто станет объектом такого раздела: «Мы начали сотрудничать в сфере безопасности, что обернулось реальными выгодами как для США, так и для Китая. Результатом этого сотрудничества стало изменение расстановки сил на глобальной шахматной доске «холодной войны» — не в пользу СССР. Сегодня нам необходимо образовать неформальную «двойку». Очевидно, что речь идет о весьма амбициозных задачах — как в политическом, так и в философском плане, о миссии, достойной двух стран, обладающих уникальным потенциалом с точки зрения определения будущего человечества». Добавим, что приведенное выше интервью стало основой для доклада Бжезинского, с которым он выступил в Пекине перед китайскими военными и политическими экспертами. Сегодня судьба мира действительно решается в геополитическом треугольнике Москва-Вашингтон-Пекин. И угроза взятия России в «статегические клещи» очевидна. Тем более, что внешняя политика Москвы крайне неопределенна, представляя собой некое лавирование между Западом и Востоком. Один неверный шаг — и последствия могут быть необратимыми. Между тем, пространства для маневра с каждым днем становится все меньше…


 

 

Самое читаемое





 
Copyright © 2010
IL2U.RU