Il2U.RU ИЛ-2
2010-07-16

На Далеком Востоке 29 июня стартуют действенно-стратегические ...

Поповкин: Прежде всего это попытка поправить в армии и на флоте ситуацию с вооружением и военной техникой. По целому ряду причин она нас не устраивает. Длительное время Вооруженные силы недофинансировались, и недостаток средств в первую очередь сказывался на нашем оборонном арсенале. Современных образцов вооружения и военной техники сегодня катастрофически мало. Если мы какое-то время могли жить на мобилизационных запасах прежней, еще Советской армии, то сегодня этот потенциал практически исчерпан. РГ: Вы можете назвать процентное соотношение в нашей армии новой и старой техники? Поповкин: Это — плавающая характеристика, в разных видах и родах войск она различная. Например, в РВСН все вооружение по сути отвечает сегодняшним потребностям. Или взять Космические войска. Там аппарат свой срок в космосе отработал, надо следующий запускать. Ракета-носитель выполнила задачу и вывела спутник на орбиту — закупаем следующую. Так естественным образом идет процесс обновления. Но что касается Военно-морского флота, авиации, Сухопутных войск, то доля современного вооружения там действительно катастрофически мала. Взять, к примеру, ВВС. До 2007 года минобороны приобрело не больше десятка самолетов и вертолетов. В 2008-м начали переламывать ситуацию, в 2009-м осуществили первые массовые закупки. В нынешнем году дошли до поставок сразу полусотни самолетов и вертолетов. Но и этого недостаточно. РГ: Переоснастить всю армию новым оружием нереально даже за две пятилетки. В программу-2020 заложены какие-то приоритеты? Скажем, первым делом осовременить авиапарк или сухопутный арсенал?
Поповкин: Первый приоритет — стратегические силы сдерживания. Они имеют две составляющие: стратегические ядерные силы, а также систему предупреждения о ракетном нападении, ПРО и Воздушно-космическую оборону. Второй приоритет — большой перечень высокоточного оружия, чье применение основывается на информационном обеспечении из космоса. Третий — автоматизированные системы управления войсками. В ближайшие два-три года предстоит увязать все видовые АСУ в единую систему управления. Модернизировать ее так, чтобы она была с открытой архитектурой и позволяла наращивать возможности в любом направлении. Еще один приоритет связан с численностью Вооруженных сил. При миллионной армии мы не можем держать равнопрочные группировки на всех стратегических направлениях. Поэтому важно иметь средства переброски личного состава и техники. В первую очередь — современную военно-транспортную авиацию. РГ: С типами самолетов уже определились? Поповкин: Это Ан-124, чье производство должно возобновиться в Ульяновске. Кроме того, продолжили разработку российско-украинского самолета Ан-70. Речь также идет о целой серии транспортных вертолетов. В частности, начинаем закупать новые Ми-26. Долгое время мы только ремонтировали старые. РГ: Но все это — обеспечивающий парк ВВС. А как с боевым? Поповкин: Над его обновлением тоже трудимся. Заключили долгосрочные контракты на 80 самолетов Су-34 и Су-35С. Для ускорения работ по перспективному комплексу фронтовой авиации — ПАК ФА — предусмотрели дополнительное финансирование испытаний. Отдельная проблема — перевооружение морских сил общего назначения. Это очень длительная по реализации и очень емкая по финансированию задача. Ее нельзя выполнить за один-два года и даже за пять лет. Слишком много в ВМФ надо восстанавливать. Поэтому в новую программу на флот закладываем в пять раз больше средств, чем, скажем, на космос. РГ: Вы упомянули перспективный комплекс для фронтовой авиации. Закупка «пятерки» новой программой предусмотрена?
Поповкин: С этой машиной последовательность такая. Пока испытываем один аппарат. К концу нынешнего года должен появиться еще один самолет. В течение 2011-2012 годов планируем завершить все испытания планера ПАК ФА. А в 2013-м заключим контракт на установочную партию из десяти самолетов для испытания всей номенклатуры вооружения самолета. Чтобы подтвердить его тактико-технические характеристики, нужно выполнить около 3 тысяч полетов. Если бы работа шла только с двумя машинами, на это ушло бы лет десять. РГ: Летчики столько ждать не могут? Поповкин: Нет. Поэтому первый этап испытаний надеемся завершить к концу 2013 года. А с 2016 го начнем серийную закупку уже полностью испытанных машин вместе с авиационными средствами поражения и наземным технологическим оборудованием. РГ: Сколько самолетов думаете приобрести? Поповкин: Пока оцениваем потребности ВВС в 50-100 машин. Сколько удастся приобрести, сейчас сказать сложно. Все будет зависеть от финансирования. Но в любом случае такие заказы в новой программе прописаны. Истребитель по сходной цене РГ: Когда документ обсуждали в Госдуме, ваш заместитель генерал Фролов сказал, что все предыдущие программы вооружения недофинансировались. Есть опасность повторения этой проблемы?
Поповкин: Проблема в том, что программы вооружения при всей их важности не носят обязательного характера. Условно говоря, это — стратегия развития вооружений, подготовленная минобороны и утвержденная президентом страны. Но это не бюджетные обязательства, каким является гособоронзаказ. Дальше, к сожалению, в дело вступают не зависящие от нас процессы. Как показывает практика, исходя из финансовых возможностей государства, каждый год объемы средств, выделенных на вооружение и военную технику, меньше, чем в госпрограмме вооружений. Не лучшим образом на ее реализации сказываются и заложенные минэкономразвития на бюджетный год прогнозные дефляторы. Как правило, они не подтверждаются реальными темпами инфляции. В итоге через 5 лет действия программа уже так разбалансирована, что уровень ее недофинансирования достигает 30 процентов. РГ: Что же делать? Поповкин: Мы предлагаем по абсолютному большинству образцов вооружения заключать на основании госпрограммы долгосрочные контракты — на весь период ее действия. Тогда документ станет жестким обязательством государства перед исполнителями. РГ: Нужда в гособоронзаказе при этом не отпадет? Поповкин: Гособоронзаказ будет детализировать программу, изменять цены, быть может, уточнять количественные параметры заказов. Причем исходя не из пожеланий финансово-экономического блока, а из глобальных перемен оборонного характера. Скажем, с точки зрения новых взглядов на ведение вооруженной борьбы. РГ: В таком подходе, наверное, и оборонка заинтересована? Поповкин: Так называемая кооперация первого уровня — крупные оборонные холдинги и концерны — уже имеют долгосрочные контракты. Но под холдингами «сидит» вторая кооперация, частные предприятия. И когда к ним приходят с годовым заказом, к примеру, на десять блоков, большой заинтересованности их делать у частника не видно. Под заказ нужно перенастраивать производственную базу. Ввязываться в этот процесс, когда нет гарантии на новые контракты, мелкому производителю невыгодно. Вдруг с таким заказом к нему в последний раз обратились. РГ: У военных, думаю, здесь присутствует и собственный интерес? Поповкин: Когда минобороны прорабатывало контракты по Cy 35 и Су-34 c компанией «Сухой», удалось снизить первоначальную цену самолета на 25 процентов. За счет того, что это длительные контракты, легче стало договариваться с кооперацией, в том числе — с производителями двигателей и различного авиационного оборудования. Тем более мы сказали: 80 процентов работ будем авансировать. Это значит, что производителям не надо брать в банках кредиты. Более того, с первого аванса реально закупить комплектующие на всю партию. Конечно, это выгодно предприятию. Там ведь начинают видеть завтрашний день, понимать, как развиваться, когда и что модернизировать. Сколько стоит военная угроза РГ: Такая схема хорошо работает при полном финансировании. А что будет, если вместо суммы, которую вы запрашиваете под программу 2020 года, денег выделят меньше?
Поповкин: Давайте я вначале объясню, откуда взялся потребный вариант ассигнований. Когда мы просчитывали новую программу, то оценили все силы, которые противостоят России на различных военно-стратегических направлениях. Существует прогноз Генерального штаба на развитие военно-политической обстановки в мире. Там перечислены реальные угрозы, потенциальные конфликты, которые могут нас затронуть до 2020 года. Чтобы им противостоять, России надо иметь в стратегических силах сдерживания 100 процентов современного вооружения, а в Силах обычного назначения — 70 процентов. Это как раз те критерии, о которых говорили президент и председатель правительства.


 

 

Самое читаемое





 
Copyright © 2010
IL2U.RU