Il2U.RU ИЛ-2
2010-07-16

maxozhar - Каждое различное и Алтайгейт




Опять цейтнот, опять готовлю новый номер и только по чуть-чуть пишу "Обретение...". Успел сходить на фильм Ястржембского, снятый в Эфиопии (цикл его фильмов будут крутить на канале "Россия 2" с сентября). Хотелось высказаться, но времени не сыскал. Снимал Караваев (обычно Элизбар работает с Михалковым), очень зрелищно. Много кровищи, преимущественно человеческой по разному поводу и при этом никакой войны - обычная такая жизнь племени само (или сармо). Ястржембский загорел, пополнел, смотрится по-прежнему эффектно, в фойе пообщались немного (он, собственно, меня и пригласил), - много было невозможно, поскольку его рвали на части.
У Лени Палько (владелец издательства "Вече") был юбилей 25-го числа, отмечали 26-го в "Яре". Избегаю тусовок, но тут было занятно - Н.Н. Дроздов пел комсомольские песни, и вообще все было комсомольно как-то. И главное - по большей части душевно, чего не замечал на некоторых других юбилеях. Удивлен был программой тамошнего варьете - прям "Лидо"!

А теперь о главном: медленно встает.
В смысле, вопрос о том, что же там с алтайскими браконьерами, разбившимися на вертолете. Точнее, с недоразбившимися. Долго собирал информацию, отцеживал, опубликовал в прошлом номере журнала статью. Опубликовал под псевдонимом по простой причине - в номере восемь моих статей, на одной из которых я чуть не на всех фотках - про рыбалку на Нижней Волге - эту пришлось давать под своим именем. Остальные - под псевдонимами (во всяком случае для меня это обычная практика). Но из-за авторства статьи "Алтайгейт" возникло столько проблем! Обычно я прошу кого-то из знакомых подписаться под теми моими статьями, где нет моей фамилии - и им приятно, и у меня в журнале вроде бы полно авторов. Но тут один человек из ВВФ отказался от авторства, поскольку у него есть планы на будущее, другой отказался по другой причине, а потом стали отказываться все подряд. Пришлось ставить вообще абстрактный псевдоним. Но ко мне появились претензии: почему я не хочу поставить под статьей свою фамилию? Не боюсь ли я чего?
Не могу понять, чего, собственно, тут бояться-то? У меня причина простая, и я ее уже объяснил. Для тех, кого этот вопрос волнует, сообщаю: статью написал я, Можаров Анатолий. И привожу ниже весь ее текст для тех, кто не читатет журнал "Сафари", но кому любопытно, что там и как было.

«Вполне себе Уотергейт национального масштаба».
Из форума guns.ru.

9 января 2009 года на Алтае разбился вертолет Ми-171 (модификация Ми-8) компании «Газпромавиа». Через несколько дней в СМИ появилась информация о том, что среди пассажиров вертолета был полномочный представитель Президента России, а целью полета была охота в горах Алтая. Прошло уже больше года с момента трагедии, а вопросов по поводу событий, предшествовавших этой аварии и, собственно, спровоцировавших ее, остается до сих пор больше, чем ответов.

Пятница, 9-ое…
Вертолет Ми-171, прибывший накануне из Томска в Бийск, вылетел в 08:45 по местному времени (02:45 по Москве) из бийского аэропорта…
Полет был организован на основании запроса от 22 декабря 2008 года Анатолия Банных (организатор полета) в адрес директора томского филиала ООО «Авиапредприятие «Газпромавиа». 8 января в аэропорту Бийска состоялась встреча командира вертолета Баяндина с организатором полета. В соответствии с протоколом последующего допроса организатора полета, он пригласил своих гостей для охоты, о чем проинформировал и Баяндина, который в тот же день пригласил для участия в полете имеющего опыт работы в горах Алтая командира вертолета Ми-8 Алтайской авиабазы «Авиалесоохрана» Владимира Подопригору. 9 января экипаж в полном составе (шесть человек) прошел медицинский осмотр и был допущен по состоянию здоровья к полету, погодные условия которому не препятствовали. По указанию Баяндина, в Бийске были оставлены три члена экипажа – два авиатехника и бортмеханик вертолета.
По данным Межгосударственного авиационного комитета (МАК), вертолет вылетел только с экипажем на борту (Алексей Баяндин – пилот, Колбин Максим – второй пилот, Александр Вертей – борттехник). По словам же Бориса Белинского, выжившего в результате аварии, вертолет вылетел из Бийска с экипажем и тремя пассажирами (Анатолий Банных – вице-премьер правительства Республики Алтай и представитель Республики Алтай при Правительстве РФ, Николай Капранов – главный эксперт объединенного экспертного совета комитета Госдумы РФ по экономической политике и предпринимательству, Борис Белинский – московский предприниматель и приятель Капранова).
На площадке «База Турсиб», где стоянка составила 10 минут без выключения двигателей, на борт были приняты без соответствующего документального оформления еще пять (по данным МАК – восемь) пассажиров (Александр Косопкин – полномочный представитель Президента России в Государственной думе РФ, Сергей Левишин – заместитель начальника департамента Управления Президента РФ по внутренней политике, Виктор Каймин – председатель комитета по охране, использованию и воспроизводству объектов животного мира Республики Алтай, Владимир Подопригора – командир Горно-Алтайского летного отряда и Василий Вялков – руководитель фольклорного ансамбля «Ярманка»). В 03.35 вертолет продолжил полет в направлении Кош-Агач.
В полете Баяндин предложил второму пилоту уступить свое рабочее место Подопригоре, что и было сделано. По прибытию в район Кош-Агач (в 04:57) Баяндин доложил диспетчеру о начале работы: «Будем работать аэровизуально на высоте 300 метров истинной, контрольная связь по нолям».
В районе Тархатинских озер вертолет снизился на недопустимо малую высоту бреющего полета и приступил к поиску диких животных в направлении горы Черная (высота 3431 м). По данным анализа расшифровки бортовых самописцев (БУР-1–2, магнитофон П-503) и GPS установлено, что в 05:17 экипаж обнаружил диких животных и в 05:26 произвел посадку для высадки охотников. Затем после взлета в течение 10 минут загонял на них диких животных, в результате чего одно животное было убито. Экипаж вновь произвел посадку, забрал охотников, после чего они приступили к отстрелу диких животных с вертолета.
К 05:55 охотниками с земли и с воздуха были убиты и загружены в вертолет две туши. В 06:00 экипаж вышел на связь с диспетчером ВМДП аэропорта Горно-Алтайск с докладом о продолжении работы в районе Кош-Агач и очередном сеансе связи в 07:00 мин, при этом дезинформировав диспетчера о своем местонахождении. После сеанса связи экипаж вновь приступил к поиску диких животных, которых обнаружил в 06:09. Звери передвигались по вершине горы высотой 3018 м в сторону ущелья. В 06:10 было убито еще одно животное. Попытка сесть на вершину, чтобы забрать убитое животное, не удалась. Пилоты потеряли цель из виду.
Из переговоров членов экипажа:
06.10.44, Баяндин: «Я потерял».
06.10.48, голос из грузовой кабины: «Ну, давай».
В это время вертолет прошел над вершиной горы на истинной высоте 5 м и скорости около 50 км/ч в направлении горы высотой 3402 м.
06.10.48, 2, Вертей: «Влево, заходите по новой»
06.10.50.2–06.10.53.1 Подопригора: «Мне кажется, вправо уйти надо, вправо уходить. Вправо».
06.10.54. Подопригора: «По новой заходить (нрзб), давай щас быстренько зайду, а потом будешь (нрзб)».
С этого момента Баяндин вертолетом не управлял. Взяв управление вертолетом на себя, Подопригора приступил к выполнению правого форсированного разворота с креном до 16° на скорости 70–80 км/ч.
В 06.11.01 на записи БУР отмечается гашение скорости полета.
В 06.11.02 в процессе разворота пилотирующий пилот произнес: «Они…развернулись» (имеются ввиду дикие животные). Далее отмечается уменьшение правого крена до 8°-12° и выдерживание его в этом положении в течение 8–10 секунд. Это может свидетельствовать о том, что экипаж, наблюдая за передвижением животных, отвлекся от пилотирования вертолета. В это же время начинается незамеченное экипажем снижение вертолета с вертикальной скоростью около 2–3 м/сек.
По данным БУР установлено, что экипажем было допущено снижение более чем на 100 м относительно вершины горы высотой 3018 м. Далее параметры свидетельствуют о начале выполнения экипажем форсированного разворота с внешним скольжением, так как ширина ущелья не позволяла ему выполнить нормальный разворот.
В 06.11.22.5 на бортовом магнитофоне зафиксирована неоднократно повторяющаяся фраза Подопригоры: «Пусти, пусти, пусти, пусти», что, вероятно, свидетельствует о вмешательстве Баяндина в управление вертолетом и затруднении продолжения выполнения маневра форсированного разворота.
Первое столкновение вертолета со склоном горы произошло рулевым винтом с последующим его разрушением.
В момент аварии в кабине экипажа находились Баяндин, Вертей и Подопригора, в грузовой кабине находились остальные пассажиры и второй пилот. Причиной смерти членов экипажа и пассажиров стали полученные тяжелые травматические повреждения о конструкцию вертолета и землю.
По словам Бориса Белинского, у которого корреспонденты «Комсомольской правды» успели взять интервью (и даже выставить запись в интернете) до отправки его в Австрию на лечение, в одно мгновение начались какие-то сильные удары и толчки, из-за которых его стало бросать по кабине, после чего он потерял сознание. Очнувшись в искореженном вертолете, Борис увидел и услышал раненых. Некоторые, впоследствии погибшие, были сильно изранены, поломаны, но в сознании. Вместе с Анатолием Банных Борис стал вытаскивать раненых из машины на склон. С ним же они нашли кусок брезента, сделали из него подобие палатки, сложили туда вещи, а на них – раненых. Из части вещей развели костер, поскольку было очень холодно (ниже - 20о С) и ветрено.

А в это время…
Когда в 11:00 по местному времени (7:00 по Москве) экипаж не вышел на связь, было принято решение начать поиски. В район направили самолет Ан-2, который обследовал территорию вдоль Чемала и Ини, но до Кош-Агача не долетел из-за окончания светового времени и, ничего не обнаружив, вернулся.
Ночь потерпевшие крушение провели в палатке. Еды в вертолете было достаточно, и они собрали ее по склону.
На следующий день в поисках было задействовано уже 69 спасателей, среди которых 46 из МЧС России. Республиканская «Авиалесоохрана» выделила для этого четыре самолета и два вертолета.
Но только после опроса населения участковыми удалось локализовать район поисков.
Тем временем Борис и Анатолий заметили вертолеты и, по словам Бориса, поднялись на вершину склона с красным спальником и принялись размахивать в надежде обратить на себя внимание. Однако вертолет ушел в ущелье, не заметив сигналов, что вызвало отчаянье у потерпевших крушение.
По словам Анатолия Банных, в тот же день пришел в себя второй пилот, Максим Колбин, который отправился в сторону погранпункта Ташанта на российско-монгольской границе. Пройдя 40 километров, он добрался до пункта, где сообщил точные координаты падения вертолета. В отличие от Анатолия Банных, врачи впоследствии показали, что Колбин как раз пострадал меньше других, он даже не нуждался в стационарном лечении и не очень понятно, почему он только на следующий после аварии день «пришел в себя» да еще так, что прошел 40 километров.
Хотя зона поисков была поделена на квадраты, которые прочесывались днем и ночью, к утру третьего дня результатов по-прежнему не было. К этому времени прибыли спасатели из Москвы и в поисках задействовано было уже более 200 человек, 13 единиц воздушной и еще больше снегоходной техники.
Тем временем в штабе поисков стало известно, что полет был связан с охотой, по поводу чего руководитель пресс-службы правительства Республики Алтай Елена Кобзева сделала для СМИ заявление: «Они собирались охотиться — в разрешенном месте и в разрешенное время».
На третий день, по словам Бориса Белинского, ему удалось разглядеть в бинокль какую-то избушку в долине, и, не рассчитывая на спасателей, он пошел к избушке, в которой никого не оказалось. Подниматься обратно у него уже не было сил, и он продолжил идти по долине, где заметил сначала следы снегоходов, а потом и самих поисковиков.
Обломки Ми-171 были обнаружены с вертолета «Алтайских Авиалиний» в верховьях урочища Уландрык, на западном склоне горы Черная.
Пострадавших из-за невозможности вертолетов сесть на склоне подняли на борт с помощью специальных тросов и переправили в ближайшую больницу поселка Акташ (Улаганский район).
Стало известно, что в результате аварии погибли Баяндин Алексей Дмитриевич, Вертей Александр Васильевич, Вялков Василий Михайлович, Каймин Виктор Яшбаевич, Косопкин Александр Сергеевич, Левишин Сергей Константинович и Подопригора Владимир Петрович.
Из Акташа Банных, Капранов и Белинский (Колбин в это время оставался у пограничников) были переправлены в Барнаул, в городскую больницу № 1.
Трое выживших получили общее переохлаждение организма и обморожение отдельных частей тела, а также травмы разной степени сложности: закрытые переломы хрящевой части ребер; переломы пальцев рук, переломы ног, лопаток, ссадины и ушибы лица, туловища, конечностей и внутренних органов, закрытые черепно-мозговые травмы, сотрясения головного мозга и прочее. Из этой троицы наименее пострадавшим оказался организатор охоты – Анатолий Банных.
В понедельник, 12 января спасатели эвакуировали тела погибших с места крушения, которые были направлены на экспертизу. В прокуратуру доставили вместе с бортовыми самописцами трупы животных.
Очередное заседание Госдумы началось с минуты молчания по трагически погибшему Александру Косопкину, похороны которого прошли в Подмосковье. Проститься со своим полномочным представителем в Госдуме приехал президент России Дмитрий Медведев и глава Администрации президента Сергей Нарышкин. Президент выразил соболезнования родным и близким Александра Косопкина в связи с его трагической гибелью.
Состоялись похороны погибших и на их родине. Так в селе Турочак Республики Алтай похоронили музыканта Василия Вялкова. Он оказался, по-видимому, единственным, кого хоронили в открытом гробу, остальные покойные были изрублены лопастями до неузнаваемости.
Западно-Сибирское следственное управление на транспорте возбудило по факту авиакатастрофы уголовное дело по статье 263 УК РФ («Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта»). По словам Владимира Маркина, пресс-атташе следственного комитета при Прокуратуре РФ, в рамках расследования уголовного дела рассматривались все возможные версии трагедии, в том числе неблагоприятные погодные условия, неисправность техники, а также ошибка пилота.
Довольно скоро экспертиза установила, что топливо не могло быть причиной аварии. Хотя Колбин и Банных говорили, что заглох двигатель, анализ параметрической информации также показал, что до столкновения вертолета с земной поверхностью двигатели вертолета были работоспособны.


 

 

Самое читаемое





алтайгейт
 
Copyright © 2010
IL2U.RU