Il2U.RU ИЛ-2
2010-07-16

Украинские миротворцы в Ираке.Часть3 Мир Веселий на AltFast

Позорный август.
О событиях описанных ниже не упоминается в официальных меморандумах МО Украины, о них не писали ни в газете "Миротворец", и они не вошли в любительский фильм снятый в штабе 61 батальона. О них знают лишь те кто оказался на базе "Дельта" в городе Аль-Кут, в первой декаде августа.
Как и прошлый раз все началось с Наджафа и Фалуджи, во время боев за которые американцы потеряли несколько человек убитыми и вертолет "Черный ястреб". Следует сказать, что в это время мы уже сняли свои посты с мостов. И что хуже всего, с элеватора, о важности которого я уже упоминал. Чем руководствовалось при этом командование я не пойму до сих пор. Комбат говорил: "Пойдите спросите у арабов нужны ли мы там?.." Понятно что сказали арабы… На момент начала боевых действий в городе отсутствовали подразделения сил коалиции. Американские подразделения приехавшие в город после апрельских событий и находившиеся там более 3-х месяцев ушли в начале июля. В это утро наш взвод должен был сопроводить к Мэрии Аль-Кута кого-то из командования бригады. Но когда мы подъехали к 1 КПП нас ждал сюрприз. В городе уже были боевики. Взводный поднялся на вышку 1 КПП что бы оценить обстановку. Как и прошлый раз группа вооруженных гранатометами людей рисуясь прогуливались в районе первой дамбы. Выезд на мэрию отменили вместо этого мы должны были усилить 1 блокпост. 1 отделение выехало на позицию слева у большого бетонного забора от блокпоста второе справа. (См схему 2). Мы рвались поехать в город и ввязаться в драку, но в глубине души понимали что у командования слишком слабые яйца отдать такой приказ. Если нам и суждено было что-то сделать надо было это делать отсюда. Позиция у нас была более-менее, но до окраины Аль-Кута было метров 700. Для автоматного огня и тем более гранатометного огня слишком далеко. Что бы не сидеть без дела я решил забраться с биноклем на пустующую вышку в 100 метрах правее от своего БТРа и немного ближе к городу и корректировать оттуда пулеметчика КПВТ. Для этой задачи лучше позиции было не найти, но меня беспокоило то что слишком уж заметно торчала она над закрывавшим базу трехметровым бетонным забором. Дав себе зарок мгновенно смыться оттуда как только меня начнут обстреливать я полез наверх. Мимо нас проехал десяток Хаммеров (американцы наскребли все что могли. В это время на базе находился взвод "Милитари полис", отделение Дельты и еще пару пехотных взводов) всего не более 100 человек. Они выехали на пустырь слева -спереди нашего БТРа и развернули пулеметы в сторону города.
К моей радости вышка оказалась из 3 мм стального листа обложенного в два слоя мешками с песком. 100% гарантия того что легким стрелковым оружием ее не пробить. Оставалось бояться снайперов и крупняка. Я устроился в тенистом уголке и пожалев об отсутствии перископа, поднес к глазам бинокль. Сразу бросилось в глаза отсутствие на улицах мирных жителей, явный признак того что назревает война. На первой дамбе ходит тип с автоматом, по форме вроде полицейский а по сути? На крыше третьего дома по улица мужик не таясь строит стеночку из кирпичей, может порядок наводит, а может огневую точку готовит. Докладываю…На батальйонной частоте нарастает напряжение. Комбат начинает дергаться: – Никому не стрелять!!! никому не стрелять!!! Вести наблюдение!!! – нам это привычно. Он скорее сам застрелиться чем даст нам команду на открытие огня. Слышу по рации прибывает подкрепление. Напряжение прямо висит в воздухе. Внезапно раздается взрыв. Через несколько секунд другой. С "трассера" (наш блокпост южнее базы) докладывают что их обстреливают из минометов. Несколько мин упало близ ангаров 1 роты. До этого база Дельта минометному обстрелу не подвергалась. Где-то справа вспыхнула стрельба кого-то из наших обстреляли из проезжавшей машины. Наши понятно, ответили. Комбат орет в рацию:
Кто стреляет? Кто там стреляет???
Смотрю ко мне на вышку лезет Кент Доласки – знакомый спецназовец из "Дельты". Я впервые увидел его по полной боевой. Экипировка конечно впечатляет. Карабин М-4 с колиматорным прицелом, на бедре кастомизированный Кольт 1911А1, разгрузка забита магазинами, причем поверх автоматных нашиты маленькие карманчики из которых торчат пистолетные магазины. Наколенники, перчатки. Будто сошел с экрана фильма "Черный ястреб". На голове шлем с большими вырезами под уши, и большие как в студиях звукозаписи наушники. Радиостанция. Сегодня Кент тоже корректировщик. Достал из футляра здоровую трубу 30-крат и пристроился рядом. По ходу я рассказал ему что к чему и предупредил насчет гранатометчиков за первой дамбой. Он сразу же передал это своим. Два раза выстрелил американский снайпер… Словно бросил перчатку: "Хватит прятаться выходите на бой!" Я отвлекся посмотрев на американцев и вдруг вижу вокруг Хаммеров взметнулись фонтаны песка. Через секунду долетели звуки очередей. Началось!!! Слышу как Кент говорит в рацию: "О'кей парни вижу цель!!!" и тут же замечаю вспышки в верхнем окне мельницы, мгновенно докладываю:
Ястреб-3 Ястребу, верхнее окно мельницы огневая точка, стрелковое…
Американцы открыли огонь через секунду после того как Кент закончил свой доклад. Загрохотал Марк-19, смотрю на мельнице, надуваются и оглушительно лопаются громадные огненные шары. Зрелище просто завораживающее. Адреналин зашкаливает. Одна граната попадает прямо в дверь на крыше. Изнутри повалил дым. Мои не стреляют. Хочется кричать от злости. Наконец через полминуты загрохотал и Михин КПВТ. Первая очередь прошлась вдоль крыши. Вторая легла точняк вокруг окна. Но в само окно по моему так и не попали. Не свожу взгляда с окна. Опять вспышка!!!
Докладываю, секунд через восемь Миша снова начинает стрелять. – слишком долго. Теперь вижу вспышки в крайнем правом окне верхнего этажа. Стрелок успел перебежать. Докладываю. Дух-Дух-Дух по окнам!!! Американцы тоже стреляют. Рикошеты трассеров отскакивают от стен. Плотность огня высокая, но в 7-кратный бинокль четко видно, внутрь попадает в лучшем случае один снаряд из 20. Как только началась стрельба, сразу же "забили" эфир, Передавать целеуказания невозможно. С трудом прорвавшись я передаю "Карась!" – сигнал перехода на запасной канал связи. – Меня тут же одергивает 695-й из штаба.
Всем работать на основной частоте! – Понятно, Штаб не хочет упустить контроль, ну так как же на ней работать?!
Получив какую-то команду от своих Кент прощается и покидает вышку. С тоской провожаю его взглядом. Чувствую что они сейчас поедут в город. Так и есть. Американцы начали выдвижение!!! Вот это воины!!! Хочется прыгнуть к ним в джип. Вижу как они проезжают первый мост приближаются ко второму… Бабах!!! РПГ, реактивная граната проноситься в разрыве между машинами, и падает в Тигр. Тут же шквальный ответный огонь! Еще одна, опять мимо! Позиций гранатометчика мне не видно. Передаю своим.. Американский отряд уже вне пределов видимости, все закрывают дома… Слышен сильный взрыв, еще один!!! Грохот пятидесятого калибра… автоматического гранатомета, звонкие хлопки карабинов М-4.Через пару минут все затихает. Комбат говорит в рацию: "Американцы подорвались на фугасе, сейчас поедем поможем". Вот это дело, неужели поедем? Фиг. Отбой. Злость…Ко мне в гости прибежал Серега. Оказывается их тоже обстреляли, причем нехило. Минут десять все тихо вдруг справа слышу стрельба и Саня докладывает:
Я Ястреб-2, попал под обстрел, разрешите открыть огонь? – И ответ комбата: "Спостерігать!!!" (Вести наблюдение!!!), Тут я уже не выдержал и нажав тангенту брякнул в адрес комбата: – Ну ты и придурок!!! – Секунд на пять эфир замолчал. Потом наконец раздался голос комбата – Ястреб ты это, разберись кто там шорхается!!!
Я просидел на вышке несколько часов, и чуть не охренел там без воды. В нашу сторону никто не стрелял. Через некоторое время вернулся Кент с товарищем. Сказал что в мельнице грохнули одного духа и еще троих в городе. У них без потерь. И еще сказал что наше командование уже начало гнать волну. Дескать Мэр позвонил нашему комбригу, попросил забрать американцев из города. Словно в подтверждение его слов на вышку залез офицер управления 61 батальона. Не зная что я говорю по английски, он начал доставать Кента вопросами, дескать откуда взялись эти американцы, собираются ли они снова ехать в город, и где они живут на базе. Должен сказать что к этому времени отношения между 6 бригадой и коалиционным командованием были несколько напряженными. Поэтому Кент его вежливо отшил, сказав, что он просто солдат, а за разъяснениями пусть идет к командованию. Американцы не могли взять в толк почему мы ни хрена не хотим делать, и почему все кризисные ситуации в нашей зоне ответственности приходиться решать им словно у них нет своей работы на севере и в Багдаде. Они вообще любят говорить прямо, без обиняков, поэтому этот вопрос подымался в беседах все чаще. Объяснять им смысл русской пословицы "..и на хер сесть и рыбку съесть" было бы делом безнадежным. Но после таких вопросов на душе неизбежно оставался неприятный осадок.
Два дня в Аль-Куте было тихо. По ночам базу обстреливали из минометов крупного калибра. Боевики прибывали в город и накапливались. Предыдущая стрельба – наверняка разведка боем. Они поняли что американцев на базе мало, и они погоды не сделают, и поняли что мы в город не полезем. Поэтому через два дня около тысячи боевиков смело атаковали находившиеся в городе полицейские участки и немногочисленные подразделения ICDC которых готовили американские и наши инструктора на базе Дельта. Следует пояснить, что перевес сил в этом случае был явно на стороне боевиков поскольку полицейские были вооружены только легким стрелковым оружием, при ограниченном количестве боеприпасов на человека и несколькими единицами РПГ. Более тяжелого вооружения коалиция им не давала, что бы оно не попало в руки боевиков. Боевики имели гораздо более мощное вооружение, во много раз превосходили полицию по количеству РПГ, кроме этого имели несколько тяжелых пулеметов установленных на пикапах и минометы. В этот день наш взвод заступил на блокпост "трассер". Бой в городе начался с самого утра. Стрельба была шквальной. Во много раз превосходившей по интенсивности бой 6-го числа. Выстрелы РПГ звучали один за другим на протяжении нескольких часов. Мы бы так и не узнали с масштабов случившейся трагедии если бы не одна мелочь. Вместе с нами на блокпосту дежурило несколько бойцов ICDC у которых была рация настроенная на полицейскую частоту, и самый лучший в бригаде переводчик-араб по имени Халдун. Он нам и переводил то что говорили в эфире. В Аль-Куте был ад. Местных полицейских где ловили там и резали, зачастую вместе с семьями, два полицейских участка боевики взяли штурмом, добили раненных. Арабские солдаты спрашивали почему мы не помогаем им. Ведь большинство из них проходило подготовку на нашей базе. На блокпост приехала машина один из местных солдат в рваном камуфляже забрал у своих коллег несколько автоматных рожков и уехал обратно. – Там убивают моих друзей, – сказал он. – я не могу оставаться в стороне. Смотреть ему в глаза было невыносимо стыдно. К вечеру город был полностью под контролем боевиков. По словам местных во время августовских событий в Аль-Куте полегло более 100 полицейских и бойцов ICDC. Украинский контингент не сделал НИЧЕГО что бы им помочь. Даже не попытался. Эти дни войдут в историю ВС Украины как дни позора наших вооруженных сил. На нашем фоне достойным восхищения выглядело мужество спецназа "Дельты". Пока два батальона украинцев отсиживались на базе они двумя "Хаммерами" выдвинулись в район второго моста и начали отстреливать духов. Глубоко в город они конечно не полезли, дураков нет, но по крайней мере они хоть что-то делали. Вслед за ними за ними и наши решили занять небольшую вышку возле первого моста. Но судя по рассказам тех кто там был ни одного выстрела они так и не сделали хотя не раз наблюдали боевиков. Командование не разрешило.
В общем посмотрела коалиция на то как мы "воюем" и вызвала из Мосула, механизированный батальон армии США на БТР "Страйкер". Наши выехали их встречать и угодили под обстрел из стрелкового оружия. "Стайкера" приехали ночью следующего дня. Два вертолета "Апач" оказывали им воздушную поддержку. "Апачи" немного погоняли боевиков по городу, и ударом ракеты "Хелфайр" проломили дыру в заборе двора Элеватора. Через эту дыру в последствии на территорию элеватора проникла штурмовая группа. Американская авиация утюжила город три ночи., главным образом обстреливая из автоматических пушек "вулкан" район мечети. Боевики ушли, или затаились. Город американцы взяли без боя. Сильно пострадали здания элеватора и мельницы. Все оборудование внутри было уничтожено.
У многих из нас августовские события оставили на душе печальный осадок. Но к сожалению это было не последним нашим разочарованием.

О том как трусость одного человека ложиться пятном на целую Бригаду.
Следующий случай был не таким катастрофическим по числу жертв но от того, не менее гнусным. В 20-х числах августа подразделение 61 батальона под командованием майора Михайлюты гнало логистический конвой из Вавилона в Аль-Кут. В составе колонны было 4 БТР-80, "чайка" и один конвоируемый грузовик. На встречу нашей колонне шел довольно длинный польский конвой. Должен сказать что поляки вообще гоняют колонны с довольно слабым сопровождением. Их основная боевая единица – открытый джип с четырьмя стрелками и водителем и пулеметом ПКМ на турели. Тяжелого вооружения нет. В этом районе дорога на Вавилон представляла собой извилистую трассу вдоль которой растут довольно густые и большие по площади пальмовые рощи. В глубине этих рощ прячутся одинокие строения. Такие места в Ираке встречаются очень часто, и разумеется используются для организации засад. И вот хвост польского конвоя попал под раздачу по стандартной схеме. Подрыв фугаса и последующий обстрел из стрелкового и РПГ. Задняя машина приняла бой давая возможность конвою покинуть зону обстрела. Им приходилось очень тяжело. Духи их обстреливали находясь в глинобитном здании метрах в 200 от дороги. Наши услышали взрыв и стрельбу и встали в метрах трехста за очередным изгибом дороги. Первая машина поляков выскочила из-за поворота. Поляки увидев наших бросились к ним за помощью. Но майор Михайлюта вовсе не горел желанием ввязываться в бой. Он был типичным представителем поколения офицеров воспитанных не на тактических учениях и полевых занятиях, а на евроремонтах казарм и рисовании плакатов. В Ираке он занимал одну из штабных должностей, на выезды практически не ездил, короче необстрелянный. В Вавилон он ломанулся за дешовой техникой на рынке и тут такая Ж… Несмотря на то что весь личный состав конвоя во главе с Уокером (командиром второго взвода, обычно командовавшим конвоем) потребовал немедленно оказать помощь союзникам, он повел себя как последний к... Для начала он в течении пяти минут пытался связаться со штабом. Видимо рассчитывал что штаб не даст разрешения на вмешательство. Поляки увидев что вяжется такая каша, а счет в бою идет на секунды рванули на помощь к своим. Связи как водиться, по закону подлости нет, но когда он все же дозвонился, к его большому огорчению штаб дал "добро". Тогда он сказал:
– По х-й мне твое "добро". Ты там а я здесь. И отвечать придеться мне…
Бой кончился без наших. Поляки потеряли двоих убитыми и еще двоих раненными. Досталось местным арабам угодившим под разрыв фугаса. Когда наши проезжали через это место они видели как тела убитых грузили на машины. Вдогонку нашим поляки показывали средний палец. Этим жестом в Вавилоне еще долго встречали наши конвои. Вернувшись на базу Уокер рыдал как ребенок. А Михайлюта пытался меня строить, что я ему честь не отдаю. Хер ему в глотку а не честь…
Это был последний гвоздь в гроб в котором похоронили репутацию 6 бригады в Ираке, которую одни завоевывали кровью, потом и отвагой, а другие, которых было меньшинство, безжалостно топтали, боясь рискнуть не столько жизнью, сколько звездами и карьерой.
Я покидал Ирак со смешанным чувством. Разочарования лежали тяжким камнем на душе. И вместе с тем я отчаянно не хотел уезжать. Никогда мы еще не были так близки к профессиональной армии чем в Ираке. Достойная зарплата, приличное питание, практически полное отсутствие хозработ. Но не это главное. Здесь в Ираке я впервые почуствовал что такое настоящая работа для профессионального солдата. Все время в деле. Секреты, засады, патрули, перестрелки, пьянящая острая жизнь, уверенность в своих силах и знаниях, бесшабашная смелость товарищей, готовность идти до конца, чувство локтя тех с кем я делил воду и сухпай и спал по очереди подкладывая под голову бронежилет. Необычная природа, общение с другими нациями, причастность к событиям которые войдут в историю. Я не хотел все это терять. В моей жизни это была одна из самых ярких страниц, которую очень не хотелось, но пришлось перевернуть.


 

 

Самое читаемое





 
Copyright © 2010
IL2U.RU